Samuel Gawith: история компании

История, о которой мы поговорим в этом выпуске, интересна не просто сама по себе, а тем, что в ней переплелось множество судеб, географических названий и различных событий. Эта публикация – история людей, мест, цифр, фактов, без которых бы не существовало тех эмоций, которые мы испытываем, открывая новую банку трубочного табака Samuel Gawith. И начинается наша история в XI веке, в небольшом английском селении графства Йоркшир…

Кендал

Руины одного из замков Кендала. Фото: Агентство lakeland-cottage-company.co.ukРуины одного из замков Кендала. Фото: Агентство lakeland-cottage-company.co.ukКендал, также известный как Киркби-в-Кендале или Киркби Кендал, представляет собой торговый городок, расположенный в Южном Лэйкленде в графстве Камбрия. Это небольшое поселение с численностью всего в 27.5 тысячи человек расположено в восьмидесяти километрах к югу от Карлайла, на берегах реки Кент. Некогда, будучи частью графства Уэстморлэнд (Westmorland, одного из трех графств, образовавших современное графство Камбрия, в состав которого также вошли графство Камберлэнд | Cumberland и город Карлайл | Carlisle), Кендал сегодня стал одним из туристических центров Англии, прославивший Кендал на весь мир своими мятными тортами и, конечно же, трубочным табаком и снаффом. Большинство зданий в Кендале построены с использованием местного известняка, имеющего характерный серый цвет. Благодаря этому факту город получил свое второе название – Олд Грей (Auld Grey Town).

В «Книге Судного Дня» (книга первой поземельной переписи населения Англии, XI век) Кендал упоминается под названием Черчби, как часть графства Йоркшир. Позже он получил имя Киркби Кендал, что означало «деревня с церковью в долине реки Кент», и с этим именем городок прожил уже несколько веков. Первым замком в этой местности стал расположенный нынче в западной части города замок Норманн мотт-и-бейли, построенный в то время, когда поселение носило имя Киркби Стриклэнд.

Окрестности Кендала и его окружная церковь. Фото: Агентство lakeland-cottage-company.co.ukОкрестности Кендала и его окружная церковь. Фото: Агентство lakeland-cottage-company.co.uk

Основой дохода горожан в те времена было производство вещей из шерсти животных, что нашло отражение в надписи, выполненной на латыни на гербе города: «Pannus mihi panis» (шерсть/ткань – мой хлеб). Кендальские лучники, сыгравшие ключевую роль в битве с французами при Азенкуре, были одеты в одежды из ткани, произведенной в Кендале и известной как «Kendal Green». Также одежды из этой ткани носили рабы в Америке, это название упоминается в песнях и литературе того времени. Упоминание о «Kendal Green» есть и у Шекспира в первой части «Генриха IV». Эта любовь кендальцев к цветам нашла свое отражение и в истории табачной фабрики Samuel Gawith, как нашли в ней свое отражение географические названия этих красивейших мест.

Кендальский мятный торт

Кендальский мятный торт

Кендал также славится своими мятными тортами, вместо сахара в которых используется глюкоза. Рецепт был открыт случайно Джозефом Уайпером, и с тех пор торт побывал во многих экспедициях, покорил многие вершины, включая Эверест и К2, присутствовал на обоих полюсах Земли. Благодаря своей рецептуре, кендальский шоколадно-мятный торт является превосходным натуральным энергетиком.  

1792

Также как история Кендала начинается с Черчби, история Гевис (остановимся, наверное, на таком написании фамилии, как самом близком по произношению) начинается совсем не с этой фамилии, а знакомит нас с предприимчивым кендалийцем Томасом Харрисоном. Который, разглядев коммерческий потенциал снаффа, во второй половине XVIII века отправляется в Глазго из Кендала для того, чтобы больше узнать о производстве и продажах нюхательного табака. Томас вернулся в Кендал в 1792 году, привезя с собой не только знания о производстве нюхательного табака, но и средства для его производства.

Он привез с собой порядка пятидесяти тонн подержанного оборудования для производства табака, которое уже на тот момент имело возраст почти в полвека. Все это оборудование он вез на лошадиных повозках от Глазго до Милбанка, что находится в трех милях северо-восточнее Кендала. Там же и было организовано первое производство снаффа на базе водяной мельницы. И хотя само здание старой мельницы не существует уже более полувека, некоторые из первых станков сохранились и периодически используются в Браун Хаусе (Kendal Brown House) по сей день. Еще в 1965 году британский журнал «Design and Components in Engineering» напечатал заметку о фабрике, где назвал это оборудование старейшим среди используемого в Англии: «По нашим оценкам возраст этого оборудования составляет около 210 лет. Об этом свидетельствуют использующиеся в механизме приводные диски с деревянными зубцами. Стальные шестерни приводов стали использоваться в 60-х годах 18-го столетия, что говорит о том, что оборудование фабрики было произведено раньше этого срока, примерно в 1750 году».

Табачный пресс. (Фото: Pfeifen.De) Сэмюэль Гевис I (Фото: Samuel Gawith)Табачный пресс. (Фото: Pfeifen.De) Сэмюэль Гевис I (Фото: Samuel Gawith)И хотя описание и история этого поистине уникального для наших дней оборудования могут быть очень увлекательными, историю, о которой мы повествуем, создавали люди, и сейчас самое время вернуться в русло нашей беседы – в 1793 год, Милбанк, Англия. К этому времени Томас Харрисон уже открыл фабрику и наладил первое производство табака. Его бизнес только зародился, но уже на этом этапе стало понятно, что вести все дела одному довольно тяжело, и он приглашает партнера – Томаса Броккльбанка (Thomas Brocklebank), химика и аптекаря из Кендала. В то время аптеки были одним из основных мест продаж табака и снаффа в частности. Этот факт дает нам право предположить, что сфера интересов партнеров разграничивалась производством и розничной торговлей табака.

В том же, 1793 году, в семье Томаса Харрисона рождается ребенок, которого назвали в честь отца Томасом Харрисоном, и который принял бразды правления компанией после смерти своего отца. Такая преемственность достойна уважения, однако вносит некоторую сумятицу в историю. Сейчас уже трудно достоверно установить, который из Томасов Харрисонов – отец или сын – в 1830 году приобрел имение на Лоутер Стрит, 27 (27 Lowther Street), ставшее в последствие семейной резиденцией, и на территории которого с этого времени размещались производственные помещения фабрики. Это было имение, которое на раз становилось центром пересечения различных историй. О факте приобретения имения в собственность сохранились соответствующие документы, но имя нового собственника, Томаса Харрисона, не говорит нам ничего о том, кто именно это был. Считается, что покупателем выступил сын, хотя кому-то этот факт истории может показаться незначительным или непринципиальным. Так или иначе, с этого момента и семья Харрисонов, и фабрика приобрели новый дом.

Слесарь Samuel Gawith

В 1837 году старшей дочери Томаса Харрисона (второго) Джейн исполнилось 18 лет, и она воспылала страстными чувствами к «рабочему широкого профиля» из Кендала. То обстоятельство, что свадьба состоялась довольно скоро и прошла в неофициальном «режиме» в Гретна Грин (а в то время в Англии и Уэльсе пары младше 21 года могли венчаться только с согласия родителей или опекуна, но на территории Шотландии, на границе с которой находится городок Гретна Грин, этот закон не действовал), намекает нам о том, что Томас Харрисон не был доволен выбором дочери. Тем не менее, 15 января 1838 года в Гретна Грин был зарегистрирован брак Джейн Харрисон и… Сэмюэля Гевиса. Первого.

Спустя три года после этого события, в 1841 году, Томаса Харрисона не стало. Имение и его часть в «Harrison and Brocklebank» перешли по наследству к Джейн и ее сестре Энн. Джейн и Сэмюэль переехали в семейную резиденцию на Лоутер Стрит и стали работать бок-о-бок с пожилым Томасом Броккльбанком, отошедшим уже к тому времени от розничной торговли и занимавшимся производством.

Здание на Лоутер Стрит, сегодня в нем располагается Gawith & Hoggarth. (Фото: visitcumbria.com) | Сэмюэль Гевис II (Фото: Samuel Gawith)Здание на Лоутер Стрит, сегодня в нем располагается Gawith & Hoggarth. (Фото: visitcumbria.com) | Сэмюэль Гевис II (Фото: Samuel Gawith)

В 1842 году в семье Гевис родился мальчик, которого в честь отца назвали Сэмюэлем, а в течение последующих 14 лет у Джейн и Сэмюэля (первого) родились еще пятеро сыновей (Джон Эдвард Гевис, Томас Харрисон Гевис, Джеймс Джексон Гевис, Энтони Харрисон Гевис и Уильям Генри Гевис) и дочь Джейн. Вскоре после рождения Сэмюэля Гевиса (второго) не стало Томаса Броккльбанка. А после смерти в 1852 году в совсем юном возрасте младшей дочери Томаса Харрисона (второго) Энн, имение на Лоутер Стрит вместе со всем бизнесом в буквальном смысле свалилось в руки бывшего слесаря Сэмюэля Гевиса (первого, отца второго – вы все еще следите за мыслью?).

Помимо развития бизнеса, Сэмюэль Гевис посвящал много времени общественной работе и, пробыв довольно долгое время советником мэра Кендала, в 1864 году он был избран на пост главы Кендала. Но судьбе не было угодно, чтобы он занимал этот пост долго. 3 октября этого же года, вскоре после избрания Сэмюэля мэром Кендала, умерла его супруга Джейн. Ей было всего 45 лет. Сэмюэль так и не смог смириться с этой потерей и спустя год и шесть дней его не стало. Они похоронены вместе на кладбище Касл Стрит, всего в нескольких минутах хотьбы от здания, в котором сегодня располагается компания.

После смерти компания осталась в руках трех попечителей. Несмотря на то, что Сэмюэль Гевис (второй) к тому времени уже активно участвовал в делах компании, он не мог полностью взять управление на себя, так как ему на тот момент было всего 22 года. Тем не менее, он был одним из трех попечителей, двумя другими стали Генри Хоггарт (Henry Hoggarth) и Джон Иллингуорт (John Illingworth). Эти две фамилии нам также хорошо известны в качестве производителей трубочного табака и снаффа, но об этом немного позже. Сейчас же история знакомит нас с землемером Г. Хоггартом и коммивояжером Дж. Иллингуортом.

В архивах сохранилась копия завещания Сэмюэля Гевиса старшего, составленного 12 ноября 1864 года вскоре после смерти его жены, и вступившего в силу 9 октября 1865 года. Весь бизнес, каким он был, отец завещал старшим сыновьям – Сэмюэлю и Джону Эдварду, однако в попечительский совет вошел только достигший к тому времени 21-летия Сэмюэль. Однако Джону досталась не менее сложная роль – в том случае, если попечители не могли выработать единого решения, разрешение спорных вопросов ложилось на плечи 18-летнего юноши Джона Эдварда Гевиса. Стоимость компании на тот момент оценивалась в 13 160 фунтов 19 шиллингов и 9 пенсов (если вспомните, жалованье по ранению, которое получил доктор Уотсон в Афганистане примерно в этот же период времени, составляло не многим более 200 фунтов в год, хотя и выплачивалось только в течение 9 месяцев, при этом позволяло ему, со слов Холмса, «заниматься ничегонеделаньем» – прим. Torchez).
Люди, назначенные попечителями, конечно же, не были случайными. С Генри Хоггартом, проживавшим в соседнем имении, Гевиса-старшего связывали долгие добрососедские отношения. К тому же, их связывали и некоторые партнерские узы. Джон Иллингуорт 10 лет проработал коммивояжером, продавая продукцию Сэмюэля Гевиса. С этими людьми семью Гевис связывали долгие и теплые взаимоотношения.

Illingworth Kendal Brown Snuff | Kendal Brown HouseIllingworth Kendal Brown Snuff | Kendal Brown House

В 1867 году Джон Иллингуорт покидает компанию с целью создания собственного бизнеса. В 1869 году он открывает фабрику в здании на Сандес Авеню (Sandes Avenue), а немногим позже переводит производство на Канал Хед (Canal Head) буквально под окна Кендал Браун Хаус – компании, где еще недавно был попечителем. Далее компания Джона Иллингуорта достигла немалых высот в табачном бизнесе, однако последствия пожара в начале 80-х годов двадцатого столетия компании преодолеть так и не удалось, и вскоре после этих трагических событий компания перестала существовать как самостоятельная еденица и перешла под управление J&H Wilson.

Бизнесмен Samuel Gawith

После того, как старшие братья Гевис полностью вступили в права, их партнерство продолжалось еще некоторое время. Но, как это часто бывает в семейном бизнесе, в какой-то момент между ними начался разлад. Братья приняли решение о разделе имущества, и 31 марта 1878 года между ними было заключено «Соглашение о Разделении», по которому производственные помещения в Милбанке отошли под управление Сэмюэлю, а имение на Лоутер Стрит перешло к Джону Эдварду.

Однако Сэмюэль практически сразу понял, что его доля в Милбанке не удовлетворяет его запросам ни по месту расположения, ни по площадям помещений. Он спроектировал и построил в 1881 году Кендал Браун Хаус (Kendal Brown House, где и по сей день располагается компания. Возможно, прототипом названия послужила известная с ХV века ткань Kendal Green, сегодня марка табака Kendal Brown является известнейшей во всем мире) с прилегающим частным домом «Greenbanks».

По «Соглашению о Разделении», заключенному между братьями, каждый из них мог заниматься производством табачной продукции, но Сэмюэль сконцентрировал свое внимание на производстве нюхательного табака, тогда как Джон – на производстве твистов. Но в скором времени Джон также начал производство снаффа. Он приобрел и водяную мельницу в Лоу Миллз (Low Mills), к югу от Кендала. Эта стремительная экспансия, возможно, и стала причиной банкротства Джона в 1885 году, после которого Сэмюэль приобрел компанию Джона с принадлежавшими ей торговыми марками. Спустя семь лет после банкротства, в 1872 году, ровно через сто лет после того как Томас Харрисон организовал свое производство в Милбанке, Джон Эдвард Гевис скончался. В это же время Сэмюэль смог значительно улучшить финансовое положение своей компании, вновь воссоединившейся из двух половинок после выкупа доли брата. Производственные помещения на Лоутер Стрит, которые к этому времени Джон успел перепродать, в скором времени также вернутся под его управление.
В 1884 году Жена Сэмюэля, шотландка по происхождению, после рождения четырех дочерей подарила ему сына. Супруги долго думали над именем ребенка и хотели, чтобы его имя было не похожим ни на чье больше. Мальчика назвали Андерсон. Сэмюэль Андерсон Гевис. Сэмюэль Гевис Третий.

Сэмюэль Гевис III (Фото: Samuel Gawith) | Мешочек Латакии, Kendal Brown House (Фото: LohAndBehold.com)Сэмюэль Гевис III (Фото: Samuel Gawith) | Мешочек Латакии, Kendal Brown House (Фото: LohAndBehold.com)

Спустя два года, в ноябре 1886 года Сэмюэля Гевиса (второго) не стало. Он умер в возрасте 44 лет и в дань уважения флаг на городской ратуше был приспущен. Горожане выражали свое уважение и скорбь не только и не столько потому, что он был успешным местным бизнесменом, но также потому, что он был членом «Уэстморлэндской добровольной армии», которая была предшественницей современной Территориальной Армии. Он вступил в это формирование рядовым в 1859 году, в 1878 году получил звание майора, а в 1886 году - звание полковника и почетного члена добровольной армии. К военной церемонии прощания присоединилось огромное количество гражданских лиц, а саму церемонию сопровождали 200 членов «Уэстморлэндской добровольной армии».

Второй раз за свою историю семейному бизнесу Гевис суждено было оказаться под управлением попечителей. Одним из них стала мать Сэмюэля Гэвиса (третьего) и двое его дядей – Джон Эдвард Гевис и Уильям Генри Гевис.

Тут наступает самое время поговорить о том, чем занимался Уильям все это время, и какую роль он сыграл в истории. Наблюдая со стороны, как братья делят бизнес отца, как в порыве соперничества дело Джона Эдварда терпит крах, он пытался организовать собственную компанию. Связанный к тому времени узами родства с бывшим попечителем семейной компании Генри Хоггартом, будучи женатым на его дочери, он организуют совместный бизнес с отцом своей жены. Выкупив у разорившегося брата производственные помещения на Лоутер Стрит, они возобновляют производство табака. Также они налаживают производство нюхательного табака за пределами Кендала, в Марбл Миллз (Marble Mills). Компания, которую организовали Уильям Гевис и Генри Хоггарт, существует и по сей день и, как вы наверняка уже догадались, носит имя «Gawith Hoggarth TT».

Сэмюэль Гевис Третий принял бразды правления компанией на рубеже 1904-05 годов и существенно расширил ее присутствие на рынке во времена Первой мировой войны. Именно тогда американский генерал Дж. Дж. Першинг произнес свои знаменитые слова: «Вы спрашиваете, что нам нужно для победы? Я отвечу – табак. И даже больше, чем патроны». И Сэмюэль Гевис дал войскам табак.

Samuel Gawith: история компанииВ 1920 году производственные мощности переводят в новое здание на Сандес Авеню в Кендале. Сюда перевозят и старое оборудование Томаса Харрисона из Милбанка, но теперь оно приводится в действие не водой, как это было в старом переоборудованном здании водяной мельницы, а работает от современнейшей технологии того времени – от электричества. В 1929 году Дерек Дакейн-Кэнон (Derek Dakeyne-Cannon), племянник Сэмюэля Гевиса Третьего, становится управляющим компанией, сам же Сэмюэль занимает пост председателя совета директоров. С этого момента компания начинает стремительную экспансию, которая также включала в себя приобретение более мелких компаний. Так, например, была приобретена мельница Уильяма Невисона на Имонт Бридж, которая когда-то была кукурузной мельницей, а позже была переоборудована под производство снаффа.

Но экспансия продолжалась недолго, и хотя до 1936 года дела компании шли довольно успешно, позже произошло то, что никто из руководства не предвидел. Из-за набирающих популярность сигарет потребление снаффа резко сократилось. Компания стала нести огромные убытки. Производства на Имонт Бридж и Сандес Авеню были закрыты, оставшееся оборудование было перемещено в Кендал Браун Хаус – это третий раз, когда оборудование 1750 года было демонтировано и совершало переезд. И то, что оно смогло это выдержать, говорит о немалом мастерстве конструкторов, создавших его.

Сэмюэль Гевис Третий скончался в 1953 году, оставив свою вдову Луи в качестве председателя совета директоров, Дерек Дакейн-Кэнон по-прежнему занимал пост управляющего компанией. После смерти Дерека, в 1961, его пост занял Уилфред Ллойд (Wilfred Lloyd), вдова Дерека Эдит заняла пост председателя Совета директоров.

В начале 1990-х пост управляющего директора занял Грэхэм Форрест (Graham Forrest), который, как и многие сотрудники, пришел работать в компанию еще юнцом, буквально со школьной скамьи. Он же ввел компанию в XXI век.

Samuel GawithТак незаметно мы и подобрались к сегодняшнему дню, но это не конец истории, а лишь какая-то ее часть. Какой она будет – плохой или хорошей – прочтут уже наши дети или даже внуки. Хорошо, если прочтут они эту историю на страницах этого же журнала. И будет забавно, если редактором будет мой потомок и полный мой тезка третий или, быть может, даже четвертый.

И пусть современные директора компании «Samuel Gawith» уже не называют своих детей Сэмюэлями Гевисами или Томасами Харрисонами, им удалось сохранить ту частичку, которую смогли пронести сквозь многие годы потомки того Томаса Харрисона, самого первого, вписавшего новую точку отсчета в историю Кендала, в историю самой Англии. И пусть эта частичка продолжает жить вопреки всем глобализациям мира, пусть это небольшое производство продолжает радовать нас своей не похожей ни на что больше продукцией… Пусть оно будет всегда.

Статья подготовлена при поддержке:

Интернет-магазин СуперТабак.РУ

Интернет-магазина курительных трубок, табака и сигар, основного дистрибьютора трубочного табака Samuel Gawith на территории России:
SuperTabak.ru