Трубочный табак G. L. Pease Navigator

Пятнадцать человек на сундук мертвеца.
Йо-хо-хо, и бутылка рому!
 

Трубочный табак G. L. Pease Old London Series Navigator

На протяжении многих веков моряки, уходя в море, хранили табак спрессованным, сдабривая его каплей рома. Трубочный табак G. L. Pease Old London Series Navigator создан по схожему рецепту: выдержанная под прессом Вирджиния сдабривается небольшим количеством рома. Добавление поджаренного Кентукки придает табаку полный и насыщенный вкус.

Новинки – это всегда хорошо. Даже если они доходят до нас позже, чем до Занзибара. Признаюсь, в этот номер я готовил отзыв о другом табаке, но на днях мне в руки попал «Navigator» и я не смог устоять. Времени на вдумчивое курение было не так много и прошу прощения, если кому-то мой отзыв покажется скомканным.

В руки мне попала двухунциевая банка свежего табака, датированная 2013 годом. Даже при такой свежести табак не оставляет ощущения повышенной влажности. То есть нет того запаса влажности, который обычно практикуют американские блендеры. Хотя присутствие подобного запаса трудно причислить к особенностям табачных смесей Грегори Пиза. В общем, влажность табака в только что открытой банке была очень близка к идеальному состоянию «размять-и-набить». Причем при разминке табака я ловил себя на мысли о том, что табак мог бы быть немного влажнее. Но обо всем по порядку.

После хлопка, сопровождавшего открытие банки, вокруг поплыл густой аромат… Латакии. Не ждали? Уверен, что вы вновь пробежались глазами по описанию, данному производителем, и, так же, как и я, не нашли там ни слова о присутствии в смеси Латакии. Нет, аромат ее не всепоглощающ, не агрессивен, но достаточен для того, чтобы быть сразу замеченным. Словом, через несколько часов после вскрытия банки, этот запах становится еле уловим. Также из банки разносится густой аромат чернослива с оттенками брожения. Этот аромат наводит мысли о присутствии алкоголя, но косвенно. Нюансы рома в чистом виде проявляется в запахе табака только после того, как «успокоится» аромат Латакии.

Трубочный табак G. L. Pease Old London Series Navigator

Сам табак порезан на короткие пластины, которые в банке присутствуют по большей части в ломаном виде, толщиной порядка двух миллиметров. По цвету пластины табака в массе похожи на светлый молочный шоколад с темными прожилками. И не без светлых вкраплений прожилок, порой достаточно крупных по размеру.

Как я уже говорил, табак чуть суховат, что дало мне непривычное ощущение жесткости пластин при разминке. Несмотря на кажущуюся сухость, привести табак к однородному состоянию получается, только проявив некоторое усердие. При этом из-под пальцев выходит немало «дров» иногда впечатляюще нескромных размеров. Для набивки трубок со средними и небольшими чашами над табаком придется хорошо потрудиться, хотя это, в общем-то, не проблема. Возможно, я просто давно уже не курил смесей Грегори Пиза и забыл, как оно должно быть на самом деле.

При «холодном» потягивании через трубку присутствие рома становится очень заметным. Буквально, как если бы я ел «Ромовую бабу», изрядно пропитанную этим напитком. Быть может, это психосоматическое, но мне даже захотелось этот аромат закусить или же запить.

При раскуривании занимается табак не очень охотно, но прихватывается хорошо. С первых затяжек из трубки буквально выпрыгивают травянистые оттенки светлой Вирджинии, но уже через минуту мощным аккордом без предупреждения вступает весь оркестр и табак начинает проявлять свое тело. За таким мощным, порой оглушающим, ревом оркестра разобрать звучание отдельных инструментом кажется задачей не из простых. Но то, что отмечается сразу, – это несильная перечная горечь, присутствующая на протяжении всего курения. Также замечается стучащая в грудь басами крепость, которая поначалу даже слегка бодрит. Ее нельзя назвать действительно высокой, она не перехватывает дыхание, не сковывает горло, но напориста. И если не делать на нее поправку, начинает отдаваться в ушах и висках. Так что тут стоит быть внимательным.

Вкус табака трудно назвать плотным, но он очень яркий, если так можно сказать о вкусе. Сам ром присутствует где-то до середины курения, иногда задерживается чуть дольше, но к концу о нем уже ничто не напоминает. У дна чаши вновь «просыпаются» травянистые оттенки подсыхающих светлых Вирджниний и вкус постепенно успокаивается и становится более прозрачным.

Самой яркой в курении становится вторая треть, а точнее – её первая половина. Здесь основу составляет привкус горького шоколада. Накатами доносятся копченые ноты, видимо, это проявление поджаренного Кентукки. Да, я помню, что выше упоминал Латакию, но это определенно не она. Во вкусе она так мастерски скрыта, что определить ее присутствие мне удается только по косвенным признакам – есть в нем дымный фон, не характерный для Вирджиний и Кентукки, в знакомом для меня виде. Это не Латакия в явном ее облике, просто методом исключения я пришел к тому, что это не может быть чем-то иным. Вкус рома же в этой части курения буквально льется на язык. Вообще, я часто во время курения «запиваю» табак прохладной чистой водой. Не буду рассказывать о том, что мне это помогает «перезагрузить» рецепторы для лучшего восприятия вкуса. Просто таким способом я обычно сглаживаю пробирающуюся в организм крепость табака. То, что при этом рецепторы «перезагружаются» – лишь приятное дополнение. После глотка прохладной воды присутствие рома в Navigator’е ощущается буквально разливающейся по языку горечью, характерной для крепких спиртных напитков. Не могу сказать, что это неприятно, но в комплексе вкус табака хоть и яркий, но довольно резкий. С одной стороны, приятно думать, что меньше месяца назад сам Грегори Пиз расфасовывал ту отдельно взятую банку, которая попала ко мне в руки. С другой же – практически сразу становится понятно, что табаку стоило бы изрядно поваляться в закромах, прежде чем быть набитым в трубку.

Присутствие красной Вирджинии в смеси проявляется только благородными оттенками аромата в дыме тлеющего табака. Во вкусе уловить её проявление, как я ни старался, к моему большому сожалению, мне не удалось. Зато приятным моментом в аромате дыма стало появление теплых ненавязчивых оттенков горящего костра, появляющихся во второй трети и присутствующих до конца курения.

Ещё одним моментом, о котором хочется поговорить отдельно, стала заметно стирающаяся граница между табаком американских и европейских марок. Это бросилось в глаза при взгляде на внешний вид табака, подтвердилось тактильными ощущениями при разминании табака и отчетливо ощущалось во вкусе. Это ни хорошо, ни плохо. Просто если это не совпадение, а тенденция, то выглядит немного пугающим.

Подводя итог, могу сказать, что табак G.L. Pease Navigator – безусловно, яркая и оригинальная смесь. И хотя в свежем виде вкус резковат, время должно сгладить углы. Этот табак довольно сильно отличается от того, что делал Грегори Пиз ранее и что сегодня уже считается классикой. Хотя создается впечатление, что последними новинками маэстро Пиз старается сломать стереотипы, сложившиеся в обществе трубокуров по поводу своих произведений. Это заметно в JackKnife Plug, Triple Play, Lagonda и пр., которые вместе с Navigator можно выделить условно в одну группу, лежащую на одной чаше весов, на второй чаше которых находятся такие смеси как Montgomery, Telegraph Hill, Fillmore и другие. Это не противники, но смеси в корне отличающиеся друг от друга по философии. И в каждой из этих групп у меня есть свои фавориты.

Прохладного дыма!


Smokkers' Tobacco & Pipe Magazine№ 2 Февраль, 2013


Табак для обзора был предоставлен
Частной коллекцией трубочного табака