История табачного дома Fribourg & Treyer

История этой фирмы интересна сама по себе. Не как летопись одной конкретной марки и не как рассказ о становлении и развитии бизнеса (хотя и этим тоже), а как история людей, личностей…

История табачного дома Fribourg & Treyer

300 лет как один миг...

Как это часто бывает, мало, кто из участников бизнеса и членов их семей следит за тем, чтобы летопись велась тщательнейшим образом. И история «Fribourg & Treyer» не стала исключением, хотя благодаря миссис Марте Трейер и было сохранено немало важных документов. К тому же в начале ХХ века была найдена книга, в которой было записано несколько интересных фактов. Книга эта принадлежала одному часовщику, члены семьи которого впоследствии управляли делами в магазине «Fribourg & Treyer». Половина книги содержала записи о делах самой мастерской, вторая же половина описывала ход дел, ведущихся в магазине «Fribourg & Treyer». Самая ранняя запись в этой книге отсылает читателя к 1764 году, но в данных заметках упоминалась и другая книга, записи в которой велись, начиная с 1720 года, но, увы, найти ее так и не удалось…

Фрибург

Тем не менее, сама история торговой марки «Fribourg & Treyer» начинается с того, что в 1720 году Питер Фрибург открыл небольшой магазин в Лондоне. В 1751 году магазин переехал в здание на «Сенной» улице (34, Haymarket) в Вест-Энде. Питер Фрибург занимался по большей части торговлей нюхательным табаком. В общем-то, нельзя однозначно утверждать, что бизнес начал именно он, так как Питер оставался владельцем до 1780 года и 60 лет правления – довольно длительный, хотя и вполне реальный срок правления для одного джентльмена. Однако сохранившиеся документы (в том числе записи в книге учета домовладельца здания на 34, Haymarket, в которой сказано, что именно Питер Фрибург занимал это здание с 1751 года) говорят о том, что бизнес в этот период времени велся конкретно от имени Питера Фрибурга. Но было бы нечестным умолчать о том, что существуют документы, на которых стоит подпись некоего джентльмена – М. Фрибурга, чей статус в компании остался неизвестен, но то, что он имел право принимать важные решения, говорит нам, что он был весьма близок к правлению. И справедливости ради стоит подкорректировать ранее написанное, сказав, что компанию основали в 1720 году члены семьи Фрибург, а после управление перешло Питеру Фрибургу, который занимал свой пост главы фирмы вплоть до 1780 года.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Фасад магазинаФасад магазина | © London Metropolitan Archives

История приписывает семье Фрибург швейцарское происхождение, но в ранних записях встречается использование и французских слов, и имен вместо английских. Это может стать свидетельством того, что значительная часть клиентов пришли в магазин за его владельцем из-за границы.

Готлиб Огастус Трейер присоединился к компании в 1780 году, и магазин сменил вывеску, называясь с того момента «Fribourg & Treyer». Но, несмотря на присутствие своей фамилии на вывеске магазина, Питер Фрибург оставил бизнес, перебравшись в Эпсом, расположенный в 25 километрах к юго-востоку от Лондона. Об этом в своих объявлениях сообщили газеты «The Morning Herald» и «Daily Advertiser», вышедшие утром в пятницу 12 ноября 1784 года:


Питер Фрибург, Эпсом, графство Суррей, снаффман и табакконист, работавший ранее на Хеймаркет, 34, считает своим долгом заявить всем и каждому, что не состоит и не состоял в партнерских отношениях с господином Трейером, к которому перешел магазин после того, как господин Фрибург вышел в отставку в марте
1780 года».


Тон этого заявления говорит о том, что Питер Фрибург, по-видимому, был не очень доволен тем, что спустя четыре года его фамилия по-прежнему используется в названии магазина. И все же у Огастуса Трейера были основания сохранять фамилию джентльмена, основавшего магазин, на вывеске. И имя этой причине – Ричард Фрибург. Человек с этим именем продолжал работать в магазине, о чем свидетельствует расписка, выданная им:


«Долг снят по приказу мистера Трейера.

7 января 1802 года,
Ричард Фрибург».


Эта записка не проливает свет на то, в каком статусе пребывал мистер Ричард Фрибург, и вполне вероятно, что он занимал должность управляющего магазином и не состоял в партнерских отношениях с джентльменом по имени Огастус Трейер, занимавшим в то время пост директора компании. Также неизвестно, когда и по какой причине Ричард Фрибург мог покинуть бизнес – по причине ли выхода на пенсию, или же по причине смерти, и в каком году это могло произойти. Подписи Ричарда не встречаются после того, как господин Готлиб Огастус Трейер оставил свой пост, выйдя на пенсию в 1803 году. Хотя среди документов попалась расписка, датированная 16 апреля 1805 года, говорящая о том, что миссис Фрибург получила от владельца магазина некоторую сумму денег. Возможно, это была посмертная пенсия его вдове.

Трейер

Согласно народной мудрости, за каждым выдающимся поступком мужчины стоит выдающаяся женщина. И, может, от того, что ни с кем из рода Фрибургов рядом такой женщины не оказалось, их часть временного отрезка на шкале истории магазина и прошла сравнительно безвестно. Рядом с Готлибом Огастусом Трейером такая женщина была. И именно ей мы во многом обязаны всей истории компании, а не только с момента, когда рядом с фамилией Фрибург появилась фамилия Трейер. Имя ей – Марта Эванс.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Интерьер магазинаИнтерьер магазина | © London Metropolitan Archives

А точнее, Мартой Эванс ее звали до того дня, когда она стала миссис Трейер. Она принимала самое активное участие в жизни компании, включая деловую переписку и даже составление рецептов табачных смесей. Словом, все, что хоть как-то касалось дел фирмы, не уходило от пристального внимания миссис Марты Трейер.

Сам же мистер Г. О. Трейер до того, как перебрался в Лондон, вел свои дела в Амстердаме. Часть денег, что он заработал там, Готлиб Огастус инвестировал в развитие одного из банков США, определив тем самым ту часть своего состояния, которая перейдет его вдове, когда наступит срок. Огастус имел также небольшое имение с садом в глубине Англии, и это место принадлежало ему все то время, что он работал в магазине на 34, Хеймаркет, но в этом доме он практически не бывал. Они с женой собирались переехать в это тихое местечко после того, как отойдут от дел, но когда в 1803 году господин Трейер действительно оставил бизнес, с Мартой они переехали на Брайтон, где и прожили до смерти.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Подпись Марты ТрейерПодпись Марты ТрейерТак чем же примечательна роль Марты в этой части нашей истории, где на первый взгляд все протекало чинно и спокойно? Будучи «всего лишь» миссис Мартой Трейер, незакрепленной в статусе ни в одном документе, связанном с бизнесом мужа, она являлась «серым кардиналом», принимая самые судьбоносные для компании решения. Именно она постоянно приглашала художников, порой очень именитых, которые обновляли фасадные вывески. Они реставрировали фасадную часть здания, приводили в порядок дубовый интерьер магазина, и миссис Марта делала все для того, чтобы магазин выглядел привлекательно для богатых посетителей. Во многом именно благодаря ее стараниям магазин стал любимым местом для закупки табака у лондонской знати, среди которой был и Его Высочество принц Уэльский (а позже – и Его Величество Король) Георг IV.

Так случилось, что Бог не дал Марте и Готлибу Огастусу прямых наследников, а в этой стране господин Трейер был чужим. Но по линии Эванс у них было много родственников – у Марты было много братьев и еще больше племянников. Когда чета Трейер собралась отойти от дел, Марта в буквальном смысле выстроила всех своих родственников в ряд и выбрала тех, кто будет далее управлять делами фирмы, указав четко каждому их места и роли. Так началась уже гласная эпоха семьи Эванс в истории фирмы «Fribourg & Treyer».

Первым, на кого указал перст Марты, стал Прайс Эванс, ее старший брат, который до этого был часовых дел мастером в Шропшире, но по воле сестры оставил свой бизнес и занялся делами «Fribourg & Treyer». Сумма, в которую на тот момент оценивалась стоимость компании, составляла 5 937 фунтов, 17 шиллингов и 6 пенсов, из которых 500 фунтов приходилось на «отступные». Да-да, именно отступные: эту сумму пришлось заплатить членам семьи Эванс за решение сестры.

Эти деньги были уплачены чете Трейер в рассрочку в период с 24 июня 1803 года по 4 августа 1804 года. 2 500 фунтов внес новый владелец компании Прайс Эванс, мисс Ребекка Эванс одолжила дяде 341 фунт, еще одно доброе дело числилось за миссис Холл, сестрой Прайса Эванса, одолжившей 680 фунтов и 6 шиллингов. Остальные выплаты легли на плечи сформированного «Нового Партнерства». Кстати, племянница Прайса Эванса, мисс Ребекка Эванс, побыв некоторое время миссис Трейер, вышла в итоге замуж за Леонарда Хилла, часовщика с Флит Стрит, чье имя внесено в Книгу истории, как одного из выдающихся мастеров Англии XIX века. Так что народное поверье о выдающихся женщинах вряд ли можно считать безосновательным.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Интерьер магазина

Стоит отметить, что к чести господина Эванса, все займы были погашены очень быстро. Сумма в 5 937 фунтов кому-то может показаться незначительной (в одном из номеров нашего журнала в статье, посвященной истории компании Samuel Gawith, мы приводили сравнительные цены последней четверти XIX века. – прим. редактора), но из этой суммы лишь несколько сотен фунтов были уплачены за «инвентарь». Все остальное приходилось на продукцию, количество которой по некоторым данным составляло порядка 7 тонн веса. Весь табак хранился на складе там же, на «Сенной» в бочках такого размера, что в них при желании мог свободно поместиться взрослый человек. Снафф там и хранился, и выдерживался.

К сожалению, имена и полное количество членов «Нового Партнерства» стерты в истории, но распределение выплат говорит о том, что Пайсу Эвансу удалось оставить бизнес в семье.

В 1815 году не стало миссис Марты Трейер. До этого дня «Fribourg & Treyer» было все, что ее занимало, в том числе и в плане финансовых интересов. Свою долю в компании она так и оставила в компании. Но последней волей она выбрала в правление фирмы еще двух членов семьи Эванс – Джорджа Эванса и Г. А. Трейера Эванса. На самом же деле она «пометила» их еще в тот день, когда собрала братьев и племянников, передавая дела, но тогда они были еще слишком юны, чтобы управлять компанией. И слово Марты для них прозвучало двенадцатью годами позже.

Эти двое молодых людей были пятым и шестым сыновьями (Джордж Эванс была на три года старше своего брата) Ричарда Эванса, другого брата госпожи Марты Трейер. Ричард тоже был часовщиком, но работал в Шрусбери, отдельно от своего брата Прайса.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Интерьер магазина

Чета Трейер в свое время приложила много сил для того, чтобы интерьер и экстерьер их табачного магазина выглядел респектабельно. Сами же они жили в комнате, находящейся практически сразу за торговым помещением. Убранство их жилой комнаты было довольно скромным, а первое время они и вовсе ютились в ложе, расположенном прямо на дощатом полу. Придя к правлению, Джордж Эванс приобрел в собственность апартаменты на St. James Street, неподалеку от магазина. Но в скором времени и вовсе покинул Лондон, перебравшись в имение в Элинге, который тогда был еще сравнительно небольшой, но, как это модно сейчас говорить, динамично развивающейся деревушкой. Железнодорожное сообщение с Лондоном тогда еще не было налажено, и господин Эванс пользовался наемными экипажами для поездок в Лондон. Посещение магазина превращалось каждый раз в небольшое путешествие. И не без приключений, надо сказать. Однажды он попросил подвезти его проезжавшую мимо женщину, управлявшую экипажем, но в пути, обратив внимание на ее руки и видимую часть ног, Джордж Эванс распознал в ней переодетого мужчину. Будто случайно выронив перчатку, мистер Эванс попросил «даму» поднять ее для него, и когда она спустилась на землю и наклонилась за перчаткой, он перехватил поводья и рванул оттуда, что было лошадиных сил.

Хорошо идущие в магазине дела дали Джорджу немало свободного времени. Об этом говорит его увлечение собачьими бегами. Он держал несколько борзых и имел немало наград. Был членом нескольких «беговых» клубов, в части из которых являлся еще и патроном. Скончался Джордж Эванс в уже ставшем ему родным Элинге в 1867 году в возрасте 80 лет.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Семейный портретFribourg & Treyer | Семейный портрет. В центре – Готлиб Огастус Трейер Эванс.

О жизни его брата, Г. А. Эванса, известно немного. Помимо апартаментов в Лондоне, где он жил большую часть времени со своей женой, он имел небольшое имение в Хэнвелл (Hanwell). Позже, продав и имение, и апартаменты в Лондоне, они перебрались в Кенсингтон Гор (Kensington Gore). После смерти жены Г. А. Эванс перебрался в Лэнсдаун Роад (Lansdown Road, Kensington Park), где и без того тонкая ниточка, связывающая нашу историю с ним, разрывается вовсе. Известно лишь, что не стало его в 1869 году. Было ему тогда 79 лет.

С 1858 года бизнесом управляли уже их дети. Прайс Эванс также отошел от дел, оставив вместо себя племянника. Члены нового союза немного поменяли стратегию развития компании, снизив объем производства нюхательного табака. В 1880 году компания стала импортировать из Каира египетские сигареты, которые они продавали под маркой «Fribourg & Treyer». Поначалу эта затея имела все признаки провальной и сигареты продавались довольно плохо. Но в скором времени продажи резко возросли, и компания наладила собственное производство сигарет, которое также росло, словно на дрожжах. Хотя, конечно, не пойдет ни в какое сравнение с современными. Но смерть забирала партнеров одного за другим, к исходу века в правлении остался лишь единственный его член – Г. А. Трейер Эванс Младший (старший сын племянника миссис Марты Трейер Г. А. Трейера Эванса). Но и ему судьбой не было уготовано увидеть большую смену дат – он умер в 1899 году в возрасте 81 года. В новый век компанию ввел его сын – Огастус Эванс.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Банки из-под снаффа с личным запасом Короля Георга IVБанки из-под снаффа с личным запасом Короля Георга IV

Эванс и Эванс

До начала Первой мировой войны дела велись под вывеской «Fribourg & Treyer». Несмотря на то, что сам бизнес был изначально исключительно британским, многие люди видели в названии «чужие» имена. С началом войны и, в особенности, в первое послевоенное время, это стало действительно проблемой. Изменившиеся настроения в обществе вынудили руководство компании сменить вывеску, и теперь компания называлась «Evans & Evans». Если учесть тот факт, что дела компании оставались в семье Эванс уже большую часть истории существования компании, может это было и справедливым решением. Хотя, кроме вывески, в общем-то, мало что изменилось и «Evans & Evans» продолжали выпускать и продавать продукцию «Fribourg & Treyer». Но многие старые клиенты, хорошо знавшие и руководство компании, и историю фирмы, конечно же, от подобных перемен не были в восторге, и не считали «ребрендинг» такой уж необходимостью. Трудно сказать точно, сколько именно времени продержалась эта «вывеска», но, в итоге, все вернулось «на круги своя».

Миг между прошлым и будущим

«Fribourg & Treyer» приобрели известность по всему миру благодаря своему нюхательному табаку. Компания также выпускала серию курительных трубок под собственной маркой, трубочный табак и сигары, но снафф всегда оставался главной производственной линией «Fribourg & Treyer».

Первые сто лет работы компании нюхательный табак был фактически единственной доходной продукцией фирмы и доля производства сигар и табака, в том числе и трубочного, до 1820 года составляла не более 10%. Их снафф сделал компанию привлекательной для очень влиятельных особ. «Fribourg & Treyer» пользовались личным покровительством Его Величества Короля Георга IV как после того, когда он получил королевский титул, так и до того. Что послужило неплохой рекомендацией для продвижения нюхательного табака «Fribourg & Treyer» далеко за пределы Великобритании. Помимо того, что «Fribourg & Treyer» были поставщиками Королевского Двора Великобритании, они имели так же «Royal Appointment» – своеобразный сертификат-признание заслуг – от короля Бельгии.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Бланк заказа нюхательного табака для Принца УэльскогоБланк заказа нюхательного табака для Принца Уэльского

В помещении магазина было организовано хранилище, где за дополнительную плату клиенты табачного салона могли хранить свои запасы. Было выделено такое место и для хранения запасов табака Георга IV, которые (запасы) имелись в довольно внушительном объеме. Постоянный надзор за состоянием королевских запасов и их своевременное пополнение обеспечивали люди со статусом не ниже члена правления компании «Fribourg & Treyer». После смерти короля эти запасы были тщательно описаны и внесены в специальный каталог. Владельцы «Fribourg & Treyer» выкупили их у Двора, после чего выставили на продажу в своем магазине, значительно повысив цену.

Также, пользуясь своей близостью к королевскому двору, о чем, безусловно, знали все клиенты, компания выпустила ряд смесей с «королевскими» названиями, которые пользовались популярностью. Среди названий были такие, как «King's Morning Mixture», «King's Evening Mixture», «King's Plain» и «King's Carotte», которые говорят о том, что маркетинг в компании был поставлен на широкую ногу. Вдобавок, многие герцоги и лорды получали снафф, созданный по специально разработанным для них рецептам. Особо удачные экземпляры поступали в широкую продажу, неся на себе имена этих герцогов и лордов.

Табакерки для снаффа заказывались у лучших ювелиров. Снафф в «Fribourg & Treyer» заказывали британские лорды и герцоги, Папы из Рима. Даже Наполеону на остров Св. Елены поставлялся снафф от «Fribourg & Treyer». Вряд ли кто из табакконистов того времени мог похвастать подобным успехом.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Бланк заказа нюхательного табака для Короля Франции Луи XVIIIБланк заказа нюхательного табака для Короля Франции Луи XVIII

Скромную поначалу (на фоне продаж нюхательного табака) долю занимала торговля сигарами, которые в книгах учета значились как «Segars» или «Havannah Segars». Интересен тот факт, что сигары сначала продавались не поштучно или в коробках, а по весу. В период с 1835 по 1850 годы наиболее часто упоминаются такие марки сигар как «Dos Amigos», «Estrella», «Regalia», «Pedro Acosta», «Larranaga», «Hernandez». В середине XIX века продажи сигар стали заметно расти, в предлагаемом магазином ассортименте сигар появились новые названия: «Partagas Imperiale», «Partagas Kings», «Partagas Londres», «Figaros», «Conquistadorez». Сигары поставлялись напрямую с Кубы в больших кедровых в буквальном смысле сундуках, где помещалось порядка 5000 штук в связках по 50-100 сигар. В процессе транспортировки некоторая часть сигар повреждалась, и от продажи на вес пришлось отказаться. «Fribourg & Treyer» стали заказывать специальные коробки для сигар, исключавшие возможность повреждения в процессе хранения, попутно повысив привлекательность внешнего вида продукта для покупателя. Кто знает, может это и стало прообразом современной сигарной упаковки. Тогда же была введена дифференциация по ценам при покупке сигар поштучно и целой упаковки. Эта схема продаж отлично функционирует и в современном мире.

О производстве трубочного табака в то время известно немного, но «Fribourg & Treyer» довольно регулярно делали заказы на поставку Вирджинии, Турецких Ориенталов, Мэриленда и даже табака из России. И коль скоро мы заговорили о России, то стоит отметить, что с 1852 года «Fribourg & Treyer» занимались продажей сигарет, значительная часть которых поступала из России. А сигареты, поступавшие из России под маркой «Voronzoff» продавались особенно хорошо. Некоторые из русских сигарет поставлялись с мундштуками, в которые была встроена спираль, скрученная из тонкой бумаги, что, возможно, имеет смысл считать прообразом современных фильтров. Поставки сигарет из Петрограда не прекращались вплоть до 1917 года.

В 1859 году в магазинах (а их было уже несколько) «Fribourg & Treyer» появились бриаровые курительные трубки, продающиеся под собственной маркой. Эти трубки, по большей части, заказывались у безвестных мастеров, но престиж марки «Fribourg & Treyer» требовал качества, и курительные трубки «Fribourg & Treyer»только поддерживали образ компании качеством своего изготовления.

Снафф всегда составлял основу бизнеса компании. И хотя во второй половине XIX века продажи сигар и курительного табака выросли настолько, что могли по прибыльности конкурировать с нюхательным табаком, последний все же продолжал исполнять роль финансового фундамента компании. В послевоенные годы, когда нюхательный табак стал терять свою популярность, у компании начались финансовые проблемы. Сокращение производства привело к тому, что ряд магазинов пришлось закрыть. «Fribourg & Treyer» выпускали самостоятельно свою продукцию до поздних 70-х годов двадцатого столетия, но дела шли все хуже и хуже. На рубеже 70-80-х годов «Fribourg & Treyer» вошла в состав «Imperial Tobacco». Из-за невозможности платить аренду пришлось закрыть и магазин на 34, Heymarket. Фирму пришлось перенести на Реджент-Стрит в Лондоне, но и там она просуществовала недолго, после чего компания и вовсе перестала существовать. Вся рецептура была распродана, часть рецептов нюхательного табака были проданы компании «Wilsons of Sharrow», которая продолжает выпускать снафф под маркой «Fribourg & Treyer» и по сей день.

История табачного дома Fribourg & Treyer | Современный трубочный табак Fribourg & TreyerСовременный трубочный табак Fribourg & Treyer

Что касается производства и продажи трубочного табака, то торговая марка «Fribourg & Treyer» с правами выпуска длинного перечня табачных изделий и сопутствующих им товаров принадлежит сегодня компании «Imperial Tobacco». Самим же производством трубочного табака «Fribourg & Treyer» по лицензии занималась немецкая табачная фабрика «Planta», выпускавшая часть табачных смесей под этим именем. Этот табак создан по оригинальным рецептам и производится вот уже долгое время без внесения каких-либо изменений в рецептуру. В какой-то момент владелец марки, компания «Imperial Tobacco» планировала возобновить выпуск сигарет под брендом «Fribourg & Treyer» с названиями, дублирующими названия табачных смесей для курительной трубки. Это ( а наверняка не только, а может даже и не столько), привело к тому, что «Planta Tabakfabrik» выкупила несколько рецептов и начала выпуск аналогичных смесей под маркой «Petersen & Sorensen». Это и объясняет схожесть составов и элементов оформления банок табака для смесей-тезок. Как заверил редакцию журнала директор по экспорту табачной фабрики «Planta Tabakfabrik» господин Герд Вайзенхюттер (Gerd Wiesenhuetter, Export Director PLANTA of BERLIN), несмотря на некоторые трения, возникшие с правообладателем марки «Fribourg & Treyer», новые старые смеси будут по-прежнему производиться без изменений в рецептуре. По крайней мере, в прогнозируемом и спланированном будущем.

Другую же часть табачных смесей «Fribourg & Treyer» – линейку полюбившихся в России Вирджиниевых смесей и флейков – выпускает также по лицензии компания «Kohlhase & Kopp Tabakfabrik» и в этой серии тоже пока не планируется каких-либо изменений. И это, наверное, одни из тех нечастых стабильностей, которые не могут не радовать российского трубокура.

До встречи на страницах истории!

Журнал The Smokers' Magazine | № 6 Июнь, 2013