Курительные трубки Ashton. История

Несмотря на свою относительную молодость, бренд курительных трубок Ashton довольно гармонично вписывается в цикл статей, посвященных истории марок курительных трубок старой Англии, регулярно публикуемых в нашем журнале. Далее должен последовать классический оборот: «Почему, спросите вы?», но не в этот раз, так как даже при беглом взгляде на курительные трубки Ashton становится понятно, что основой работы компании служит тот самый фундамент из традиций, так тщательно и долго создававшийся трубочными мануфактурами старой Англии. Возможно, кто-то сочтет это утверждение спорным, кто-то сочтет его недостаточным для сравнения со старыми курительными трубками. Но все же в нашем случае нить из клубка истории тянется так, что появление на рынке бренда Ashton является, может, и не логическим, но все же продолжением всей истории английских курительных трубок. К сожалению, есть предпосылки считать, что это будет и последняя глава всей этой истории…

Билл Эштон Тейлор - Курительные трубки Ashton

Свое начало история курительных трубок Ashton берет в 1983 году. Стоит вспомнить, что этот период был сложным для большинства трубочных мануфактур Англии. Великолепные и некогда сверкающие грани английской истории курительных трубок к этому моменту были уже изрядно потерты и засалены. Большинство брендов уже фактически перестали существовать в том виде, в котором продукция этих марок вызывала хотя бы не нулевой интерес со стороны потребителей. Лишь единицы могли представлять в мире «истинно английские курительные трубки», но положение дел с течением времени ничуть не улучшалось.

Время эльфов ушло…

Первая трубка Ashton, 1983 год | Фото: R. D. FieldПервая трубка Ashton, 1983 год | Фото: R. D. Field

Именно этими словами Джон Рональд Руэл Толкин, известный ценитель английской трубочной классики, провожал эльфов в Валинор. И этими же словами можно охарактеризовать то время, когда создавалось производство курительных трубок Ashton – время крупных мануфактур ушло. Настало время мастеров.

В первые годы начала работы основателю компании пришлось сконцентрироваться на всем, что было сделано до него. На всем, за что когда-то ценились английские трубки. На всем, что двигало английское производство курительных трубок вперед все предшествующие годы. Выработать из всего этого экстракт «английской идеи» и реализовать в новом производстве. И судя по тому, что курительные трубки Ashton известны во всем мире давно, эта задача оказалась мистеру Уильяму Джону Эштону Тейлору по силам – именно такое «звучно-английское» имя носит основатель компании Ashton.

Курительная трубка Ashton Brindle Lovat | Фото: Briar MeditationКурительная трубка Ashton Brindle Lovat | Фото: Briar Meditation

Говоря о традициях, которые поставил во главу угла своей работы Уильям Эштон Тейлор, стоит, в первую очередь, вспомнить великого новатора в области технологий производства курительных трубок – Альфреда Данхилла. Его стремление сделать вкус своих трубок лучше, сделать его узнаваемым, привели к тому, что чаши курительных трубок Dunhill стали вываривать в масле. Эти наработки легли в основание собственных экспериментов Ashton. Помимо выварки в масле, Альфред Данхилл «натворил» еще много чего, но есть и другая точка, в которой пересекается история его компании с историей Ashton. И если вектор направления развития истории Dunhill мы определили, пришло самое время обозначить вектор развития истории Ashton, и тогда мы увидим, где и как эти две, без преувеличения выдающиеся, истории пересеклись.

Эра мастеров

Уильям Джон Эштон Тейлор родился в 1945 году в Великобритании. Положение, в котором прибывал послевоенный мир, фактически лишило детства всех детей, родившихся в тот период. В возрасте четырнадцати лет юный мистер Тейлор подал прошение на фабрику Dunhill о приеме его на работу. Стоит отметить, что Уильям искал работу не в ущерб образованию, продолжая учиться. Возможно, что Эштон Тейлор искал возможность получить практические навыки в области продаж, но выбирать не приходилось, и его прошение было удовлетворено – он поступил на работу в Dunhill of London в качестве подмастерья на производство курительных трубок.

Первый год своей стажировки на фабрике Dunhill Уильям занимался изготовлением сигаретных мундштуков. Но и к этой работой он смог приступить не сразу. Первое время ему приходилось попросту подметать полы в мастерской. Тот факт, что уже через год он стал резать курительные трубки, которые выходили с фабрики со штампом Dunhill, говорит о многом. Трубки тогда делались одним мастером от начала и до конца, в мастерской работали резчики старой закалки, каждый из которых имел свои секреты работы и ревностно их охранял. Живой интерес, который проявлял Уильям к изготовлению трубок, растопил ледяные сердца мастеров старой гвардии и они стали понемногу его обучать премудростям изготовления трубок. Последующие семнадцать лет Уильям посвятил совершенствованию полученных навыков. Срок немаленький, но последние девять из этих семнадцати лет Эштон Тейлор проработал уже в качестве ведущего мастера производства курительных трубок Dunhill of London. Последующие годы господин Уильям Эштон Тейлор провел на фабрике Dunhill в качестве управляющего, в чьи обязанности входил контроль качества выпускаемой продукции. Но занимая столь высокий пост в компании Dunhill, Тейлору приходилось «в частном порядке» заниматься также ремонтом и восстановлением старых трубок для Astley’s и ряда других лондонских магазинов.

Одна из первых курительных трубок Ashton Sandblast, сделанная еще до введения серии Pebble Grain | Фото: Mike Ahmadi, PipePedia.orgОдна из первых курительных трубок Ashton Sandblast, сделанная еще до введения серии Pebble Grain | Фото: Mike Ahmadi, PipePedia.org

С одной стороны, это говорит о не самом лучшем финансовом положении господина Тейлора, с другой же – что, будучи управляющим, он не оставлял практику, оставаясь мастером высокого уровня. Свое мастерство Уильям Эштон Тейлор часто демонстрировал в салонах Dunhill, изготавливая трубки перед посетителями магазина. Он «выступал» не только в магазине на Дюк-Стрит, но и в большинстве крупных торговых точек Dunhill, включая и ту, что расположена в знаменитом универмаге Harrods на Бромптон-Роуд. Стоит отметить, что к тому моменту курительные трубки Dunhill изготавливались из «полуфабрикатов». Компания получала готовые стаммели курительных трубок, которые уже на месте доводились до состояния готовой трубки. Уильям же во время своих публичных выступлений делал трубки от начала и до конца полностью вручную. Господин Тейлор достиг действительно высокого уровня мастерства изготовления курительных трубок, так что в его работе было, на что посмотреть. В 1984 году, спустя четверть века после того, как совсем еще юный Уильям Тейлор пришел работать на фабрику подмастерьем, он вышел через проходную Dunhill последний раз, исполненный желанием начать собственное дело.

Уильям Джон Эштон Тейлор - Курительные трубки Ashton | Фото: Lubinski.itУильям Джон Эштон Тейлор | Фото: Lubinski.it

В этом месте нашего повествования должна промелькнуть популярная фигура речи, вроде: «Стоп! Как же так?», но на этот раз избежать ее появления уже не удастся. Итак:

— Стоп! Как же так? – спросите вы. – Господин Тейлор покинул фабрику Duhnill в 1984 году. Верно?
— Совершенно верно, – услышите вы в ответ. – Именно, в 1984 году.
— Но ведь в самом начале было сказано, что история курительных трубок Ashton началась в 1983 году, – справедливо заметите вы, разглядев в датах неувязку.

Действительно, сойдясь вместе в 1959 году, история Dunhill и история Ashton развивались бок о бок двадцать пять лет, и в 1984 году сюжетные линии этих историй разошлись. И Уильям Джон Эштон Тейлор предвидел это расхождение. А если точнее – планировал его.

Уильям Тейлор за работой | Фото: RDField.comУильям Тейлор за работой | Фото: RDField.com

И вот здесь на сцене появляется американец Дэвид Филд, тогда еще известный лишь в небольшом кругу коллекционеров импортер и дистрибьютор курительных трубок. К тому моменту Дэвид Филд был уже давним знатоком курительных трубок. Курить трубку он начал с двенадцати лет, а подарком на поступление в колледж от отца стала курительная трубка Dunhill. Сам Дэвид рассказывал, что был период, когда он просто болел этим брендом – все, что он мог себе тогда позволить, было от Alfred Dunhill: парфюмерия, различные аксессуары и, конечно же, курительные трубки. В какой-то момент он стал экспертом в области истории Dunhill, а одна из самых популярных статей о датировке курительных трубок Dunhill вышла именно из-под пера Дэвида Филда.

Это увлечение привело его к тому, что из частного продавца estate-трубок Дэвид стал одним из официальных дилеров курительных трубок Dunhill на территории США. Движимый желанием узнать как можно больше об этой марке и ее истории, осенью 1979 года Дэвид Филд отправляется в Лондон на фабрику Dunhill, где еще больше погружается в культуру Dunhill. В 1980 году господин Филд посещает конференцию, которую проводила компания Dunhill для своих дилеров со всего мира. Там он и знакомится с Уильямом Джоном Эштоном Тейлором. Но настоящий интерес со стороны Филда Уильям вызвал двумя годами позже, кода Дэвид Филд увидел его за работой в одном из универмагов Вест-Энда, где Эштон Тейлор демонстрировал свое мастерство публике, изготавливая трубки.

Уильям Тейлор и Дэвид Филд в Девоне, 2000 год | Фото: RDField.comУильям Тейлор и Дэвид Филд в Девоне, 2000 год | Фото: RDField.com

Это мастерство Дэвид Филд оценил сразу и оценил в буквальном смысле. Было очевидно, что трубки Уильяма Тейлора – это, фактически, и есть тот самый Dunhill, представителем которого в США был Филд. Теперь же, у него появился шанс стать единственным дистрибьютором этих трубок, пусть они и не будут нести на себе штампа Dunhill – эти трубки понесут известное всему миру качество. К тому же, Дэвид Филд прекрасно понимал, хранителем каких секретов являлся Уильям Тейлор. Дэвид сделал предложение Уильяму начать производство курительных трубок под собственной маркой и тот, хоть и не без колебаний, это предложение принял.

Но внесению этого предложения предшествовал один курьезный момент. В тот лондонский визит, когда Филд увидел Тейлора за работой, им не удалось встретиться лично и поговорить. Дэвид вернулся в Америку, но мысли о создании трубок нового бренда не давали ему покоя. Все, что он знал о мастере – только имя. Ни адреса, ни телефона. Но он все же решился написать Тейлору письмо, которое отправил на адрес фабрики Dunhill в Лондоне, и на конверте которого значилось буквально: Компания Dunhill, Лондон, Уильяму Тейлору. Вручить лично.

Уильям Джон Эштон Тейлор | Фото: Lubinski.itУильям Джон Эштон Тейлор | Фото: Lubinski.it

Письмо это не было доставлено адресату, но оно попало на стол руководства, что едва не стоило рабочего места Тейлору. В письме было озвучено предложение и просьба связаться с Филдом. Уильяму Тейлору пришлось оправдываться перед руководством компании за письмо, о котором, как и о человеке его написавшем, он ничего не знал. Тейлору продемонстрировали послание, и он был вынужден заверить руководство в том, что не заинтересован в этом предложении. Тем не менее, вечером, вернувшись домой, он позвонил по указанному в письме номеру телефона. И уже на следующей конференции, организованной Dunhill, он познакомился с Дэвидом Филдом лично.

Обложка, наверное, единственного каталога курительных трубок Ashton | Фото: RDField.comОбложка, наверное, единственного каталога курительных трубок Ashton | Фото: RDField.comЭта встреча состоялась в 1983 году, после которой Дэвид Филд, получив предварительное согласие Уильяма, вновь вернулся в США. Дальнейшие переговоры велись по телефону. Они обсуждали название будущей марки, ее концепцию. Тогда-то и родилось название Ashton, ставшее впоследствии неотделимой частью имени трубочного мастера. Казалось, что, несмотря на разделяющие их тысячи километров, они понимали друг друга с полуслова. И когда по всем пунктам было достигнуто соглашение, пришло время Эштону Тейлору приниматься за работу. Делая свою первую трубку под новым брендом, Уильям все еще оставался сотрудником компании Dunhill. Но все же первая трубка была сделана, и Эштон передал ее Дэвиду Филду на «смотрины».

Сейчас, зная о масштабе того успеха, который ждал курительные трубки Ashton впереди, писать об этом легко и даже в чем-то забавно. Но в момент, когда Филд увидел первую трубку (тогда еще Taylor Made, а не Ashton), его охватил панический ужас. Вся «кредитная история» его жизни промелькнула у него перед глазами. Вместо классической трубки в темном красном финише он получил абсолютно черную бластовую «канадку». В приступе паники Дэвид схватил спирт и пытался высветлить чашу трубки, но она стала синей. Синей, но не красной. В тот момент, как вспоминал сам господин Филд, он буквально услышал хрустальный звон разбивающейся и разлетающейся на мелкие куски мечты. Все эти долгие часы переговоров… А трубка в руках Дэвида говорила о том, что Уильям его совсем не понимает. В какой-то момент Филд даже засомневался в том, что Тейлор сможет реализоваться, как самостоятельный мастер. Но Тейлор смог.

После «разбора полетов» и проведенной работы над ошибками, Эштон Тейлор сделал еще одну трубку, и это было точное попадание в цель. До конца 1983 года Уильям Джон Эштон Тейлор изготовил 31 курительную трубку, и все они были проданы через единственного его представителя на американском рынке – компанию Дэвида Филда. Хотя значительная часть и попала в руки друзей и знакомых.

Вскоре Уильям под влиянием Филда принял решение начать собственное дело. Это решение не было легким, ведь у Тейлора была семья, двое маленьких детей, кредиты, ипотека. Начинать свое дело, когда твоя жизнь фактически принадлежит банкам – и сложно, и страшно. К тому же Тейлор не располагал нужным оборудованием, а это значит, что для старта понадобятся значительные капиталовложения. Все же, он доверился Филду и подал прошение об отставке руководству компании Dunhill. И вот ранней весной 1984 года Уильям Джон Эштон Тейлор вышел через проходную фабрики Dunhill последний раз.

Изменение маркировки курительных трубок Ashton: 1983 год (вверху), конец 90-х (внизу).Изменение маркировки курительных трубок Ashton: 1983 год (вверху), конец 90-х (внизу).

Дальше партнеры, ставшие уже друзьями, занялись закупкой оборудования, купили хороший аппарат для пескоструйной обработки курительных трубок. Когда с аппаратной частью все было решено, они направились в Италию для закупки бриара. У Тейлора уже были связи с пильнями, и они нанесли визит в одну, расположенную в нескольких минутах езды от Пизы. Единственными воспоминаниями о трех днях, проведенных там, оставшимися у Филда, были воспоминания об ужасном запахе, стоявшем в хранилищах, и о рези в глазах, появившейся после того, как они множество часов провели в тщательнейшем осмотре и отборе бриара. Они отобрали семь мешков блоков, которые должны были доставить позже. Но, в конце концов, было доставлено четырнадцать мешков дерева. Бриар в «бонусных» мешках был великолепен по качеству, но размеры блоков были слишком маленькие и для работы не годились. Хотя и им позже нашлось применение.

В 1984 году новые курительные трубки Ashton появились на американском рынке. Новый бренд был встречен довольно тепло. Весть о превосходных курительных качествах этих трубок разнеслась среди трубокуров довольно быстро. А трубки Pebble Grain манили покупателей своим красивым глубоким бластом. Именно тогда, вдохновленный первым успехом своих курительных трубок, Уильям Джон Тейлор решил официально добавить Ashton к своей фамилии, и его имя теперь стало Уильям Джон Эштон-Тейлор. Да, это имя в таком виде стало известно только с 1984 года, но оно звучит настолько по-английски, что не было никаких сил отказаться от его использования с самого начала, в надежде на снисходительность читателей к подобной вольности.

В качестве извинений и в виде небольшого лирического отступления приоткроем завесу загадочности со связи Ashton Pipes и Ashton Cigars. Примерно в тот же период времени, когда курительные трубки Ashton покоряли Америку, один из друзей Дэвида Филда – Робби Левин – выводил на рынок новую марку сигар. Все уже было готово, но дело оставалось как всегда за малым – за названием. Дэвид рассказал ему об имеющих отличную репутацию курительных трубках Ashton, новую сигарную марку было решено назвать тем же именем. Роберт Дж. Левин и по сей день является президентом компании, выпускающей одну из известнейших в мире марок сигар – сигар Ashton.

Cигара Ashton ESG 22 Year Salute - ФотоCигара Ashton ESG 22 Year Salute

Но вернемся к курительным трубкам Ashton. В этой статье уже многократно упоминалось о мастерстве господина Тейлора. Его четвертьвековой опыт работы на фабрике Dunhill говорит о многом. Успех, с которым на американском рынке были приняты курительные трубки Ashton, дополняет картину мастерства Уильяма. Но даже при этом он не переставал учиться. Например, во время посещения Италии с целью пополнения запаса бриаровых блоков, Тейлор посещал мастерские известных итальянских резчиков и перенимал их опыт, ничуть не стесняясь учиться. Подтверждением этих слов может служить знаменитый финиш курительных трубок Ashton Pebble Shell, в основе которого лежат те приемы рустирования, которым Уильям научился в мастерской Radice.

Эштонит

Уильям Джон Эштон Тейлор был трубочным новатором, наверное, не в меньшей степени, чем Альфред Данхилл. Он ставил много экспериментов, значительная часть из которых были вполне успешными, и даже очень. Но по своей природе, как многие из талантливых людей, господин Тейлор был человеком рассеянным. Он мог записать какую-либо важную вещь на клочке бумаги, тут же забыть ее, а листок потерять. Немало интересных вещей было утеряно таким образом. Дэвид Филд вспоминал, что трубки в знаменитом «тигровом» (Brindle) финише не выпускались порядка пяти лет и только потому, что Эштон потерял листок бумаги, где была записана формула нужного состава. И то, что этот листок потом все же отыскался, – было большой удачей.

Экспериментировал Эштон Тейлор и с материалами для изготовления мундштуков курительных трубок. Одним из таких его нововведений стал материал – Эштонит. Это своего рода смесь традиционного для английской школы эбонита и акрила, используемого ранее итальянскими мастерами. Эштонит собрал в себе преимущества обоих материалов: он был мягче, чем акрил, при этом не окислялся так быстро и не терял свой цвет, как эбонит.

Made in England

С открытием в 1985 году новой, полностью оборудованной мастерской, Уильям Эштон Тейлор смог в буквальном смысле встать в полный рост. Вслед за Америкой, курительные трубки Ashton покорили сердца курильщиков трубки из Италии, Германии, а затем – и всего мира. Растущая популярность его курительных трубок вернула интерес любителей трубки со всего мира к английским курительным приборам. Штамп «Made in England» вновь стал символом качества. Почти год Уильям Эштон Тейлор потратил на эксперименты с вываркой бриара в масле. Взяв за основу весь опыт, накопленный им за годы работы в Dunhill, Эштон разработал свою собственную методику Oil Curing, которая по качеству и эффективности значительно превосходила ту, что использовалась на Dunhill. Эти эксперименты с вываркой бриара в масле заставляли общественность говорить о выдающемся вкусе трубок Ashton, как заставляли некогда говорить о выдающихся качествах курительных трубок Dunhill. Единственная претензия, которую предъявляли трубокуры к курительным трубкам Ashton, заключалась в том, что этих трубок выпускалось слишком мало. В 90-х годах двадцатого столетия трубки Ashton были настоящим дефицитом. Эштону Тейлору пришлось взять помощников, но никогда под его руководством не трудилось больше двух профессиональных мастеров, работающих полный рабочий день. Иногда на помощь им приходили несколько приглашенных мастеров. Тейлор не собирался превращать свое производство в фабрику и трубки должны были изготавливаться только вручную. Как говорил она сам: «Количество в моей компании всегда будет на втором месте, и всегда будет уступать под давлением качества».

Курительная трубка Ashton Pebble Grain и табак Ashton Old Church, выпускавшийся на фабрике McClellandКурительная трубка Ashton Pebble Grain и табак Ashton Old Church, выпускавшийся на фабрике McClelland

В жизни Уильям Эштон Тейлор был очень интересным человеком и великолепным рассказчиком. Когда разговор заходил о курительных трубках и трубочном табаке, он мог вести беседы часами, и слушатели никогда не уставали от этого. Тейлор знал немало и о блендинге табака, а будучи истинным англичанином, предпочитал смеси английской вкусовой группы. Возможно, последние два факта и не связаны между собой, но, тем не менее, это так.

Пройдя путь от подмастерья до трубочного мастера высочайшего класса, Уильям Тейлор сумел создать компанию, во многом вернувшую уважение к английским курительным трубкам. Практически с момента своего появление курительные трубки Ashton стали объектом коллекционирования для многочисленной группы людей. Уильям Эштон Тейлор любил трубки, делал трубки и он жил трубками. В последние годы жизни он подготовил своего коллегу и друга Джеймса Крейга к ведению дел в мастерской, и Джеймс обещал сохранить принципы и традиции производства курительных трубок Ashton.

Уильяма Джона Эштона Тейлора не стало 16 сентября 2009 года.


The Smokers' Magazine: № 12 Декабрь, 2013