Мастер Максим Назаренко | Интервью

Это был экзамен, который я сдавал самому себе

Трубочный мастер Максим Назаренко

Трубочный мастер Максим Назаренко является одной из тех звезд, взошедших на нашем трубочном небосклоне, светящей и видимой всем, но о которой до сих пор не было ничего известно…

От первого лица

К изготовлению трубок я пришел в достаточной степени неожиданно даже для себя. Много лет проработал на финансовом рынке и сделал неплохую карьеру. Но чем дольше я работал и глубже изучал предметную область, тем очевидней мне становилась ущербность того, чем я занимаюсь. И тем меньше я испытывал удовольствие от работы.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

К началу 2008 года, когда все финансисты тихонько перешептывались о том, что финансовые рынки вот-вот обвалятся, я окончательно утвердился в своем нежелании продолжать эту карьеру. Но чем заняться дальше? Я ломал себе голову, но не мог найти ответ на этот вопрос.

Вот так однажды, сидя в любимом кафе на Подоле в обществе своего старинного товарища, Юрия Кундиева, я пожаловался ему на свои душевные искания, на что он мне в полу-шутку сказал: «Ты когда-то неплохо рисовал. Попробуй сделать трубку – может, у тебя и получится…». В ответ на это я рассмеялся и идею не воспринял всерьез. Но через какое-то время этот разговор опять почему-то всплыл у меня в памяти. Вот с этого все и началось…

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

— Здравствуйте, Максим!
Как давно началось Ваше увлечение курительными трубками, как курильщика? И с чего все начиналось?

— Первое мое знакомство с трубкой произошло в возрасте трех-четырех лет. Каким-то таинственным образом (подробностей я, к сожалению, уже не помню) мне удалось проникнуть в место в доме, до того момента мной не исследованное, а именно – барное отделение в серванте. Это было сказочное место, наполненное сладко-пряными запахами и совершенно удивительными предметами. Одним из таких предметов оказалась трубка моего отца. Возможно, моя память что-то утратила, а что-то – дорисовала, но мне кажется, что это было слегка подбентованное рустированное яблочко. Но вот то, что я запомнил абсолютно точно и навсегда – так это ее запах.

Ну, а закурил трубку в первый раз я около пятнадцати лет назад. Что меня подтолкнуло к этому – мне сказать однозначно сложно. Возможно, то, что трубку курил мой старинный товарищ, Юрий Кундиев. Возможно, некая волшебная ритуальность всего, что окружает курение трубки и, соответственно, человека, курящего ее. Но могу сказать точно, что дело было не в борьбе за собственное здоровье. Я всегда курил и курю сейчас много сигарет.

— Вы рассказывали, что свою первую трубку сделали осенью 2008 года. А уже в начале 2009-го продемонстрировали фотографии довольно зрелых и коммерчески успешных курительных трубок из хорошего бриара. Возникали, конечно, вопросы, поправки, наставления, но в целом рывок вперед был очевиден. Такие рывки не происходят на пустом месте. Где Вы накопили потенциал для него?

— Первую свою трубку в 2008 году я делал «на коленках» из хобби-блока целый месяц. Это был экзамен, который я сдавал самому себе… Результатом экзамена стало понимание того, что я хочу этим заниматься. В первую очередь потому, что плод моего труда можно потрогать руками. Мне кажется, что это и был переломный момент в моей жизни. Именно тогда я принял решение радикально изменить свою жизнь и закончить карьеру в финансовой сфере. Поэтому, забегая вперед, у меня не было выхода, кроме, как Вы выразились, сделать рывок. По моему мнению, если ты делаешь трубки не только для себя и не в качестве хобби, то они должны соответствовать определенным критериям качества.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

В процессе изготовления первых трубок у меня, естественно, возникло множество вопросов, в основном связанных с технической стороной изготовления трубки, так как до этого я никогда «не работал руками» в принципе, не говоря уже о работе с бриаром и эбонитом. Ответы я искал в любых доступных мне источниках, прежде всего на форумах. И, конечно же, неоценимую помощь своими подсказками мне оказали Константин Шекита и Валерий Рыженко, за что я им очень благодарен. Первые два года моей работы, прежде чем опубликовать готовую трубку, я ее показывал Юрию Кундиеву и мы совместно ее «разбирали», за что ему отдельное большое спасибо. Именно Юра предложил мне уделить особое внимание качеству инженерии, и, в частности, полировке дымканала мундштука и тонкой шлифовке курительной камеры. В тот же период судьба меня свела с коллекционером и очень хорошим человеком, Денисом Латышевым (ныне покойным). Благодаря Денису я мог подержать в руках трубки выдающихся Мастеров с мировым именем. Я думаю, что все вышеперечисленное и позволило мне выйти на определенный уровень качества в моей работе.

— Изменились ли Ваши взгляды на курительные трубки при переходе от простого курильщика к мастеру, который делает трубки для курения?

— Да, конечно. Восприятие потребителя и производителя – они однозначно отличны друг от друга в любой сфере деятельности человека, и изготовление трубок – не исключение. Так, в большинстве случаев человек, не связанный с производством того или иного арт-объекта или просто объекта потребления, как правило, воспринимает его в общем, не замечая и не выделяя те мелкие детали и нюансы, которые доступны восприятию человека, обладающего практическим опытом изготовления данного объекта. Поэтому сейчас я, наверное, в большей степени стал понимать красоту и гармонию классических и свободных форм.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

До того, как я начал делать курительные трубки, оценивая их, я оперировал двумя понятиями: «нравится» и «не нравится». Но когда передо мной встала задача объяснить, почему нравится или нет, я понял, что я не в состоянии самому себе ответить на вопрос, почему, казалось бы, на первый взгляд, два одинаковых бильярда вызывают у меня такие противоположные чувства. И именно тогда, пытаясь разобраться в этом, я начал рисовать трубки. Возможно, это прозвучит смешно, но я сделал для себя открытие, что профиль каждой трубки – это сложная геометрическая фигура и для понимания ее построения, эту фигуру сначала нужно разобрать на простые геометрические формы, а потом понять, каким образом эти простые формы между собой соединены. В этот момент я нашел для себя первый ответ, почему две на первый взгляд похожие трубки вызывают у меня противоположные чувства.

Чем больше я работаю, чем глубже я анализирую свои и чужие трубки, тем больше нюансов открывается мне. Это и пропорциональные взаимоотношения разных частей трубки, и отличия в формообразовании трубок с плавными текучими линиями от трубок с ярко выраженными ребрами и гранями, сочетание разных фактур, цветов, и так далее и тому подобное.

И сейчас для себя я пришел к выводу, что самая сложная и интересная форма – это бильярд. Возможно, когда-нибудь мое мнение изменится…

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

— Также Вы говорили, что на сегодняшний день изготовлению трубок Вы уделяете большую часть своего времени. Означает ли это, что сейчас этим Вы занимаетесь профессионально, во всех значениях этого слова?

— Как я уже сказал ранее, с 2008 года изготовление трубок стало моей профессией и основным источником дохода.

— Если трубка становится профессией, то появилось ли что-то, что заменяет образующуюся после этого пустоту в разряде «хобби»? Или когда любимое хобби становится работой, в этом уже нет необходимости?

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

— К счастью, в моей жизни есть хобби, которое было со мной всю мою жизнь и от которого я, надеюсь, никогда не откажусь – это рыбалка. Мы с женой заядлые спиннингисты, ультралайт – это наша страсть. У нас есть давняя мечта – поехать порыбачить в Южную Америку, в бассейн реки Амазонка, и в Монголию. Надеюсь, когда наши дети немного подрастут, мы реализуем это обязательно.

— Что помогает Вам отвлечься от рутинных элементов в работе и набраться сил? Есть ли что-то, в чем Вы черпаете вдохновение?

— Да, конечно. Это мой Дом. В понятие «Дом» я вкладываю очень много. Дом – это моя любимая жена, человек, который всегда и во всем меня поддерживает. Это и мои любимые дети – сын и дочь. Это наша собака. Сад, закладкой которого я занимаюсь второй год. Это, собственно, и сам дом в деревне, в который мы перебрались два года назад из шумного и суетливого Киева. В общем-то, все то, что появилось в моей жизни вместе с моей новой профессией.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

Жизнь в деревне дала мне внутреннее спокойствие и ощущение гармонии. Часто для того чтобы найти ответы на какие-то непростые вопросы или сложные ситуации, мне физически просто необходимо уединение. В городе это очень сложно достижимо, даже уединяясь в отдельном кабинете, любой человек подсознательно или осознанно ощущает присутствие других людей за стеной. В деревне с этим проще – я просто беру свою собаку, любимую трубку и ухожу гулять на луга. Если этому мешает погода, то я всегда могу уединиться в мастерской, просто курить, пить чай и слушать джаз.

— Существуют ли у трубочных мастеров какие-то ориентиры их профессионального развития? Или же все вращается вокруг каждой сделанной трубки? Другими словами, каждая сделанная Вами трубка – это независимая и самостоятельная жизнь или же все Ваши трубки – это некий «крейсер», движущийся в выбранном направлении?

— Я не могу отвечать на Ваш вопрос от лица всех мастеров. Могу сказать о себе.

Если Вы имеете в виду «ориентиры» как некий эталон качества формы, финиша, инженерии, то, безусловно, такие ориентиры есть. Это работы признанных Мастеров.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

 

Мой патологический перфекционизм не позволяет мне останавливаться, и порой я трачу даже слишком много времени на те нюансы, которые в итоге могу заметить исключительно я. Но, тем не менее, я не намерен отказываться от такого подхода к работе. Я стремлюсь, чтобы каждая трубка, сделанная мной, была индивидуальна. А цель, к которой я стремлюсь как мастер в каждой работе и во всем, что я делаю, в целом, – это достичь наилучшего баланса между утилитарностью и эстетической составляющей трубки.

— Есть ли в Вашей трубочной коллекции трубки, сделанные для себя? И какие трубки Вы предпочитаете в принципе, как трубокур?

— Да, у меня есть несколько трубок, сделанных для себя. В курении я предпочитаю прямые классические формы. Однако я никогда не был коллекционером трубок, поэтому говорить о коллекции, наверно, не стоит. В курительных трубках, в большей степени, всегда ценил не эстетическую, а практическую сторону. Для меня важно, в первую очередь, качество курения.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

— Какие на сегодняшний день Ваши предпочтения в выборе трубочного табака? Что предпочитает курить трубочный мастер Максим Назаренко?

— В выборе табака я никогда не проявлял излишней активности. Как правило, пробовал то, что курили, или рекомендовали мне попробовать мои знакомые трубокуры. Со временем я остановился и в данный момент я отдаю предпочтение смесям Virginia.

Курительные трубки Максима Назаренко | Фото

— Спасибо за приятную беседу, Максим!

— По традиции, читателям я хочу пожелать, в первую очередь, любить жизнь. Если Вы будете любить жизнь – она будет любить вас. И в нашем суетливом мире желаю иногда останавливаться и заглядывать в себя. Здоровья и ощущения внутренней гармонии! А журналу желаю быть интересным, популярным и с каждым днем увеличивать свою аудиторию.

До новых встреч!

Smokers' Magazine | № 11 Ноябрь, 2013