Трубочный мастер Александр Пономарчук

Дай огня! Замерзаю!

Трубочный мастер Александр Пономарчук | В кругу семьи

И снова в нашем фокусе трубочная Украина. Александр Пономарчук режет трубки порядка десяти лет, но только пять из них он делает это профессионально и начало этой карьеры, как и у многих мастеров, было достаточно спокойным, хотя отдельные его работы, безусловно, привлекали внимание. Однако сегодняшние формы курительных трубок Александра и их финиш буквально завораживают. Даже по фотографиям видно, что мастер не жалеет времени на детали и эксперименты, опять же, как с формами, так и с финишем. За эти пять лет Александр проделал большой профессиональный путь, став на сегодняшний день одним из самых востребованных мастеров постсоветского пространства.

От первого лица:

Трубочный мастер Александр Пономарчук | Служба

Родился в Украине, в Кременьчуге. В 1991 году закончил лётное училище, после которого отправился в Якутию бороздить небесные просторы Заполярья. В 1998 году, отлетав положенные для выхода на пенсию 3600 часов, вернулся домой. В 2002 году начал поиск материалов, рассказывающих об изготовлении курительных трубок, и через некоторое время создал первый свой прибор. Постепенно приобреталось необходимое оборудование, опыт и уверенность в своих силах. В конце 2006 года решил окончательно «завязать» с работой, которая отвлекала от любимого дела, в результате чего пришлось купить военную автомастерскую (кунг с ЗИЛа), установить там всё оборудование, и в начале 2007 года родилась первая курительная трубка с клеймом «PONOMARCHUK».

Трубочный мастер Александр Пономарчук | Курительные трубки | Фото

— Здравствуйте, Александр!
Как-то Вы рассказывали, что с детства увлекались работой с деревом, постоянно что-то вырезая и мастеря. Это увлечение, в конечном счете, привело к тому, что Вы стали резать трубки. Как, когда и, главное, почему Вы поняли, что объектом приложения Ваших профессиональных усилий будут именно курительные трубки?

— Здравствуйте!
Так уж сложилось, что на пенсию я ушёл рано – в неполные 27 лет. Не знаю, как сейчас, но в те годы, когда я работал, необходимо было иметь 3600 часов налёта для выхода на пенсию. Когда я вернулся домой, встал вопрос: «Чем заниматься?». Совершенная случайность свела меня с человеком, который владел сетью фотосалонов и предоставлял услуги компьютерного дизайна и цифровой обработки фотографий. Было ужасно интересно наблюдать за работой одного из работников салона, который творил чудеса, восстанавливая порванные фотографии, или за тем, как черно-белый снимок становится цветным. Я стал помогать ему совершенно бескорыстно – за науку и радость творчества. Однажды он, нарушив трудовую дисциплину, был уволен, и меня попросили заменить его, пока не найдут другого дизайнера, но остался я там надолго. Я был увлечен, меня, что называется, «пёрло», но прошло время – и эйфория сменилась рутиной. По натуре я человек творческий, и мне просто необходим внутренний огонь. Терпеть не могу упряжку и строгие графики работы, поэтому начал поиски темы, в которой мог бы опять «загореться». Обязательными условиями было – создавать что-то своими руками, творчество и работа с деревом. Но и заработок был не на последнем плане, так как не хотелось становиться эдаким аморфным мечтателем без денег, но с огоньком в глазах. Семья меня бы просто не поняла. Стать мебельщиком было сложно, так как необходима была большая мастерская и специализированное оборудование. Пытался делать фигурки, но на них семью не прокормишь, и тут, как облаком накрыло воспоминание из детства об отцовской трубке. Это была даже не память, а чувство, ощущение… Радостное и сладкое. Многим известно это великое – «НАШЁЛ!», «МОЁ!». Это настоящая болезнь, когда не можешь заснуть. Не хочется даже есть, лишь бы быстрей добраться до рабочего стола и насладиться той работой, которая не надоедает.

Трубочный мастер Александр Пономарчук | Курительные трубки | Фото

— В 2007 году, когда из разряда «хоббистов» Вы перешли в ряды профессиональных мастеров, было видно, что Вы хотели сделать все максимально гладко и правильно. И это «правильно» было направлено в первую очередь на будущих владельцев изготовленных Вами трубок. Тем не менее, практически сразу Вы натолкнулись на довольно прочную стену непонимания со стороны тех, в чьей поддержке, наверное, нуждались больше всего. Я имею в виду непосредственно курильщиков. И я могу лишь догадываться, насколько это было обидно. Надо иметь безграничную любовь к своей профессии и желание заниматься ею, чтобы выдержать порой очень грубую критику. Вы же были в самом начале этого пути. Что помогло Вам преодолеть эту стену, не послав все… далеко? Ведь хотелось же, наверняка?

— Есть такое понятие: враги и критики – наши главные учителя в этой жизни. Как может стать ремесленник, тем более начинающий, мастером, если рядом нет учителя… Только через критику (порой, обидную). Наверное, все-таки уровень моей гордыни не так высок, поэтому стирал обиду наждачкой, делая новую трубку и говоря себе: «Я смогу сделать лучше». Вряд ли вы назовете мне хоть одного мастера, который бы не получил в свой адрес порцию подобного «допинга». Да и не так уж велик был накал страстей. Намного больше прозвучало добрых слов поддержки, причем, оглядываясь назад, не понимаю, как можно было за те трубки хвалить. Особую благодарность хотелось бы выразить Геворгу Вартаняну, Юрию Кундиеву и Михаилу Леонтьеву, а также киевскому и донецкому клубам. Наш легендарный чемпион – Юрий Мадорский – вообще собрал коллекцию моих трубок, что не могло не вдохновлять.

Так что посылать ничего не хотелось, так как сам процесс изготовления трубки приносит радость. Зачем же добровольно отказываться от нее?

— Я понимаю, что опыт не растет в огороде. В самом начале пути Вы искали совета опытных трубокуров, стараясь наладить взаимодействия с членами украинских клубов курильщиков трубки. И это абсолютно нормально и ни в коей мере нельзя назвать неправильным. Но сложилось впечатление… Спрошу напрямую: Вы курите трубку?

Трубочный мастер Александр Пономарчук | Курительные трубки | Фото

— Первый раз я закурил трубку, когда только решил начать заниматься их изготовлением. Потом я курил не просто так, а как экспериментатор, изучая влияния определенных параметров. У меня была даже тетрадь, в которую я, как лаборант, записывал данные, и даже в конце опыта переворачивал трубку, чтобы слить остатки конденсата на листок, добиваясь наименьшего пятна и т.д. Не могу сказать, что я нашёл золотую формулу, но какие-то попытки к ее поиску предпринимал.

Сейчас я трубку не курю, так как дома нельзя, а в мастерской для этого времени не нахожу. Бывает, закуриваю, но сразу понимаю, что краду драгоценное время у своего любимого занятия: ведь я больше трубодел, чем трубокур.

— Первые Ваши трубки шли с индексом «У», что, как я понимаю, означало «Учебные». В какой момент этот индекс из названия исчез, и по каким признакам Вы поняли, что «время пришло»?

— Озадачили… уже и не помню. Быть может, когда ушёл с основной работы и решил заниматься только трубками… Нет, не вспомню.

— Как Вы можете охарактеризовать этапы своего «взросления», как мастера? Кто или что было для Вас ориентиром в самом начале карьеры, и как Вы выбираете направление развития сегодня?

— Творческими ориентирами были Норд, Хонович, Элтанг, Расмуссен, Формер и многие другие. У каждого есть свой неповторимый «конёк». То, что тяжело описать словами, то, что называют стилем. У прямой линии нет стиля, но как только появляется изгиб – все… каждый изогнет ее по-своему. Если вам предложить несколько фотографий трубок, созданных топовыми мастерами, наверняка вы сможете определить, где – чья, верно? Хочется добраться до таких же высот мастерства. А вот этапы «взросления» – это сложно. Не назову. Просто работаю и от этого рост. Все приходит с опытом и не делится на этапы. Для меня, во всяком случае.

Трубочный мастер Александр Пономарчук | Курительные трубки | Фото

— Многие наши мастера, выросши из «коротких штанишек», практически полностью уходят на «внешние» рынки. Это ни хорошо, ни плохо, но это можно понять. Не прячете ли Вы джокера в рукаве для нашего «домашнего» рынка? Другими словами, ждут ли нас какие-либо приятные сюрпризы от Александра Пономарчука в ближайшее время? И вообще, готовите ли что-то особенное?

Есть трубки, которые я отсылаю за рубеж, и есть те, которые остаются на «нашем» рынке. Например, на днях я отправлял две трубки – одну в Сан-Франциско, другую в село Тарасовка, причём в Тарасовку уезжала более дорогая трубка. Но чаще, всё-таки, у «нас» покупают рустрированные или бластовые трубки. Я специально не отказываюсь от руста, чтобы начинающие курильщики могли себе позволить их купить, и если качество их устроит, они впоследствии смогут приобрести более дорогие. Своего рода «пробники», ведь внутри все трубки одинаковые, меняется лишь категория блоков и эстетика.

— Для меня небо, море остаются частью книжной романтики. Появление среди Ваших трубок серии «Авиаторы», посвященной известным летчикам, говорит о том, что Вы с большим уважением и благодарностью относитесь к профессии из своей «прошлой жизни». Скучаете по небу? Летаете ли сейчас?

— Я, действительно, с уважением отношусь к своей прошлой профессии и благодарен судьбе за те дивные времена. Я побывал в таких местах, которые большинство людей может увидеть только на канале «Discovery». Я был знаком со многими интересными людьми и сейчас с ностальгией вспоминаю прошлое. Теперь же я летаю только, как турист. Правда, один раз летал на мотодельтаплане… Скучаю ли я? Скорее нет, чем да. Это был этап, который я прошел, и теперь иду дальше. Если бы я не мог без этого жить, то работал бы в авиации до сих пор. Я же говорил, что не люблю рутину: она убивает любую романтику и не приносит радость, тем более, если творческое начало с каждым днём всё громче кричит: «Дай огня! Замерзаю!».

Трубочный мастер Александр Пономарчук | Курительные трубки | Фото

— Как-то Вы признались, что не очень понимаете, откуда у Вас взялась тяга к работе с деревом. Тогда Вы сказали: «Может ген такой или хромосом есть». Вы с детства что-то мастерили? Сегодня у Вас подрастают свои дети, как у них с этим «геном»? Проявляют ли они интерес к профессии отца?

— Моим мальчикам сейчас 5 и 7 лет, а дочке – уже 15. Чувствуется, что младший, например, будет уметь работать руками. Для него лучшие игрушки – это мои инструменты, а главное, он проявляет интерес ко всякой «мужской» работе. Старший похож, наверное, на всех современных деток с их интересом к компьютерным играм, и молотки с плоскогубцами его мало волнуют. У дочки явно выраженное творческое начало. Она с раннего детства хорошо рисует, лепит.

Я раньше мечтал, чтобы мои пацаны когда-нибудь продолжили дело отца, а сейчас успокоился. У каждого свой путь и свои задачи в этой жизни.

— За время работы трубочным мастером, помимо получения необходимых для этой работы навыков, Вам пришлось освоить профессии фотографа, дизайнера, маркетолога… Искренне желаю, чтобы Ваша работа приносила Вам все большее удовлетворение! Спасибо за интересное интервью, Александр!

— Спасибо за добрые слова!
Со своей стороны хотелось бы пожелать Вашему журналу всяческих успехов, а ещё – обрести «плоть». Ведь как было бы приятно полистать его глянцевые странички и собирать номер за номером… Вашим же читателям желаю мудрости закидать Вас письмами с просьбой печататься и обязательствами стать подписчиками. Можете считать меня одним из них – из ваших подписчиков…

До новых встреч!

Smokers' Magazine | № 7 Июль, 2013