Трубочный мастер Роман Ковалев

Я курю классику. Я люблю классику. Я хочу делать классику…

Трубочный мастер Роман Ковалев | Doc Pipes

Роман Ковалев – один из самых интересных и неординарных российских трубочных мастеров «новой волны». Необычность его кроется еще и в том, что трубочным мастером он стал после продолжительного периода увлечения курительными трубками, в котором было место и их коллекционированию. Это дало ему тонкое и взвешенное чувство формы, а огромный опыт трубокура – понимание того, как должна куриться хорошая трубка.

Официальный сайт: http://www.doc-pipes.com/

От первого лица:

Курение трубки привлекло меня практически одновременно с тем, как я стал обладателем диплома медицинского института. Карьеру врача начал в 1995 году и в то же время стал заядлым и увлеченным трубокуром. С тех пор сотни трубок прошли через мои руки и в какой-то, довольно короткий, промежуток времени я даже считал себя коллекционером. И это длилось до тех пор, пока я не осознал, что не складирование трубок важно для меня, и что в первую очередь я – курильщик трубки.

Я прошел путь, мало отличающийся от пути любого человека, который чем-то увлекается очень долго. Вначале были простые машинные трубки, затем стали появляться трубки мастеров, дальше трубки дорогих мастеров… А теперь остались трубки, которые я люблю. Простые, удобные, уютные, незаметные. Было время увлечения замысловатыми скульптурными формами, но все это прошло. Осталась любовь к трубке, которая умеет жить рядом незаметно и радовать вкусным дымом.

Курительные трубки Doc Pipes | Интервью с трубочным мастером Романом Ковалевым

Желание сделать что-то самому возникало периодически и довольно давно, но я гнал его от себя, боясь разочарований. В какое-то время оно пересилило, и я начал с того, что занялся постройкой мастерской. В силу своего увлечения трубкой, я тесно общаюсь с некоторыми трубочными мастерами, и эта дружба сыграла немалую роль и в том, что я начал делать трубки сам. Я очень благодарен им за помощь, как в правильном подборе оборудования, так и за технологии и полученный опыт работы с бриаром и эбонитом. Это сложно переоценить.

Я работаю с испанским и калабрийским бриаром, делаю трубки из земляничного дерева. Основное внимание я стараюсь уделять удобству и функциональности, пытаясь придать простым формам определенную эстетику и создавать законченные вещи с оглядкой на свой немалый жизненный опыт курильщика. Мои трубки – часть меня самого. Я многое в них вкладываю, и если мои работы принесли кому-то радость – это большая награда для меня, а также отличный стимул для творчества.

— Здравствуйте, Роман!
Вы начали курить трубку, будучи еще студентом медицинского института. Это произошло примерно в то же время, когда люди в нашей стране если и начинали курить табак таким способом, то вызвано это было, по большей части, серьезным табачным кризисом, и люди были вынуждены искать «альтернативные способы» потребления табака в условиях отсутствия сигарет. Вы же их никогда не курили. Как и чем Ваше внимание привлекло курение трубки?

— Курить я начал в середине девяностых, тогда я уже работал. Чем привлекла трубка… Странно, но я не смогу однозначно ответить на этот вопрос. Помню, читал что-то из Твена, потом читал его биографию. В итоге захотелось попробовать сигару… Пошел в магазин, сигар не было. Купил трубку. Все случайно. Начал курить. Купил через неделю еще три. Всё интуитивно. Информации ноль, Интернет для меня тогда не существовал. Понравилось, увлекло: красиво, необычно. Тогда это шокировало окружающих. Это тоже нравилось. Многих злило, пальцем тыкали. Мне всегда интересно наблюдать за людьми в нестандартной ситуации. Моя трубка для них как раз и была той «красной тряпкой». Вообще, наблюдение за людьми, попытка предугадать их действия, исходя из увиденного – очень занятное времяпрепровождение. Трубка помогала провоцировать, инициировать какие-то поступки, получить реакцию. Потом появились первые контакты с курильщиками, новые знания. Но это много позже. Трубка всегда была увлечением, хобби (не люблю этого слова). В общем – увлечением, которое приносило радость телу и не давало скучать душе.

Курительные трубки Doc Pipes | Интервью с трубочным мастером Романом Ковалевым

— Вы сказали, что через Ваши руки прошло много трубок. Что в первую очередь Вы выделяете в курительной трубке, как в утилитарном предмете, и что, как в объекте творчества? И разделяете ли Вы эти представления применительно к курительным трубкам?

— Да, трубок было много. Не так, конечно, как у многих коллекционеров, но пара сотен, а то и более, одновременно. Была постоянная ротация, что-то продавалось, что-то покупалось. Поначалу покупалось бессистемно. Потом появились привязанности.

Ну, с утилитарностью все, наверное, просто. Удобство. Я по натуре зубной курильщик (в смысле курильщиков можно разделить на зубных и ручных, по принципу – держишь трубку в руках или во рту). Я должен закурить, и забыть про трубку. Это идеальная трубка с точки зрения утилитарности. Не гаснет, не булькает, дает спокойно заниматься своим делом.


Как-то я завел разговор о творчестве с одним известным и уважаемым мастером. Он сказал такую фразу: "Когда начинается творчество – заканчиваются трубки"»


Творчество… тут все не просто. Нужно определиться, что же это такое для меня конкретно. Как-то я завел разговор о творчестве с одним известным и уважаемым мастером. Он сказал такую фразу: «Когда начинается творчество – заканчиваются трубки». В моем случае эта формулировка убивает смысл работы. Для меня творчество – ковыряние в себе. Масса мастеров прошла свой путь. У всех своя пластика, свое видение форм. Их нужно смотреть, трогать, пытаться понять, как они думали. Откуда и как черпали вдохновение, как вырабатывали свой стиль. Думать, пытаться пропустить через себя. Через время вернуться, и снова попытаться понять.

Я много экспериментирую не только с материалами, но и технологиями. Вообще, трубоделие дает богатую почву для внедрения нового. Многое я переиначил и приспособил для своих нужд. Много делал, много ошибался. Шишек набил. Опыт получил. В моем понимании – это и есть творчество. Мне интересно ставить задачу и искать пути ее решения. Мозги не должны отдыхать, если руки работают. Я построил за свой недолгий трубочный путь две мастерских. И каждый раз я решал нестандартные для меня проблемы. Это интересно. Часто я использую чужой опыт и знания. Помнится, была такая забавная ситуация. Я делал очередную реинкарнацию своего бластовального аппарата. И не мог решить проблему, как, исходя из моих данных электросети, получить необходимое давление воздуха с необходимым мне объемом литров в единицу времени. Ничего не получалось. Я вел переписку с двумя серьезными учреждениями: одни специализировались на пневматике, другие – на электричестве. Я писал одним, ответ отправлял другим. Получилось, в итоге, они решали мою проблему друг с другом. В конце концов, проблема разрешилась. Все оказались довольны. Они тем, что я купил нужное оборудование, я – тем, что все это заработало.

Курительные трубки Doc Pipes | Интервью с трубочным мастером Романом Ковалевым

— Какие черты, кроме качества курения, объединяют те трубки, которые остались от большой коллекции? Формы, размеры? Может быть, имена? Есть ли среди них место фабричным трубкам или же это трубки исключительно ручной работы?

— Коллекции почти не осталось. Да и коллекцией свои трубки я называть бы не стал. Была хорошая подборка японцев: Токутоми, Сату, Китахара, Окамура, Арита. Я всегда отчего-то смотрел на японские трубки. Есть в них что-то неуловимое. Понятное до конца, наверное, только японцу. Я курил все трубки, которые покупал. Много продал, что-то раздарил… Не от того, что трубки эти не нравились, нет. От жизненной необходимости. Должен сказать для ясности, что в своей жизни я занимался не только медициной. В общем, история такая.

Еще будучи врачом, случилась со мной большая неприятность. Попал я в кардиологическое отделение с нехорошим диагнозом. Говоря коротко, сказано было так: жить тебе, друг сердешный, без кофе. А кофе – для меня страсть. Это не увлечение, не праздник органолептики. Кофе для меня – это много больше. Это часть моей жизни. А пил я тогда… ну, бренды называть не буду. В общем, стал искать, рыть землю. Оказалось, кофе – кофе рознь. И есть альтернатива кофе – хороший кофе. И сердце сказало спасибо. Дальше – больше. Покупал кофе для себя, потом заказывал все больше и больше. Друзья подтянулись. А когда за кофе уже нужно было ехать в транспортную компанию, а не на почту, подумал и решил посвятить себя любимому напитку целиком. Организовал вначале интернет-магазин, потом предприятие по снабжению кофе кофеен и ресторанов. Зарегистрировал бренд и торговую марку. Занялся поставками кофейного оборудования. Потом стал строить свою кофейню-клуб… Все это заняло два года. Два сложных и тяжелых года. Затем жизнь свела с интересными людьми из мира кофе. Вначале с Сашей Цыбаевым из «Монтана Кофе», затем с Ромой Кантолой из нашего Питерского института Кофе. Ездил, учился. Сначала варить, затем и других учить. Организовал Нижневартовскую Школу Бариста (тогда я жил в городе Нижневартовске). В итоге, выпустил я более ста курсантов. Если быть точным, сто четырнадцать. Думаю, до сих пор девять из десяти бариста в Нижневартовске – мои выпускники. Так что, моя коллекция не пропала даром. Как у Ильфа и Петрова, «богатство умножилось и теперь он служит людям». Сейчас от кофейных дел я отошел полностью, все переложил на плечи своего хорошего друга.

Курительные трубки Doc Pipes | Интервью с трубочным мастером Романом Ковалевым

— Герой одной юмористической передачи на вопрос «зачем?», заданный ему после фразы о том, что он решил написать книгу, ответил: «Читать нечего…». Нет ли здесь аналогии с тем, что Вы из курильщика трубки стали трубочным мастером? Другими словами, не стала ли одной из причин того, что Вы стали резать трубки, некоторая (объективная или субъективная) неудовлетворенность от того, что предлагали другие мастера?

— Нет. Конечно же, нет. Я люблю совать нос в чужие дела, как говорил Холмс. На моих глазах выросли многие российские и украинские мастера. Я видел их первые трубки. Со многими я имел и имею прекрасные отношения. Я видел, как они начинали, видел их искания. Мне всегда был интересен процесс. Частенько заглядывал через плечо, говоря образно. И когда решил сделать что-то сам – у меня не возникало проблемы, у кого спросить совета. Это много мне дало вначале.

Я никогда не работал в одной мастерской с другим мастером, не учился «вживую». Огромный багаж в мой «трубочный чемодан» внес Виктор Яштылов. Вообще, как-то повелось, что вокруг мастеров существует некий ореол секретности. Ну, то есть, буквально: не дай бог, кто-то увидит, как мастер кисточку в краску обмакивает. Когда начинаешь работать, возникает масса банальных вопросов, ответы на которые лежат на поверхности. Их нужно только показать. Глупо изобретать велосипед заново. Так вот, Яштылов для меня был как раз тем мастером, который показал мне вначале эти банальности, а затем, когда я стал поумнее, и более сложные вещи. Вообще, учить – это непросто. Суметь найти что-то хорошее в первых кривых трубах, похвалить и ткнуть носом во все просчеты, и в то же время вселить уверенность, что ты движешься. Витя учить умеет. Умеет научить думать. Смотреть, запоминать и стараться не наступать на старые грабли. В итоге, в этом суть. Когда я начинал делать трубки, очень хотел сделать себе десять потов, это мой любимый шейп. Но, к сожалению, моя мечта пока так и остается мечтой. На себя времени пока нет.


Смотреть и видеть – очень разные понятия. Я стараюсь учиться видеть и это очень интересно»


— Насмотренность – очень важный фактор в любой сфере, где ведущая роль отводится творчеству. Очень многим технически и технологически «подкованным» мастерам ее явно не хватает. Они знают, как делать, но порой заходят в непроходимые дебри, когда доходит до вопроса «что делать». В Вашем случае дела обстоят несколько иначе: большой опыт и эта самая насмотренность могли подсказать Вам, что делать. Но, если я правильно понимаю, на момент принятия решения стать трубочным мастером практического опыта работы ни с материалами, ни с оборудованием у Вас, в общем-то, не было. Трудно ли далось решение бросить все, оставить одну жизнь и начать практически с чистого листа другую? Что стало решающей песчинкой, склонившей чашу весов в пользу трубочного ремесла?

— Смотреть и видеть – очень разные понятия. Я стараюсь учиться видеть. Это очень интересно. Имея определенный багаж осознанных знаний и навыков, возвращаясь к давно известной для себя форме, открываешь что-то новое, не увиденное ранее. Это свой путь, я пытаюсь его найти. Мне интересна пластика. Я для себя вывел такое определение, понятное, наверное, мне одному – «текучесть формы». Критерии оценки (своей внутренней оценки) чужих работ постоянно меняются. Даже слово «оценка» здесь не совсем правильно. Скажем так, уловить некий закон, упорядоченность образа, который я вижу в конкретной работе. Постараться схватить именно это, уйти от обезличенности.

Трубочный мастер Роман Ковалев | Курительные трубки Doc Pipes

А решение стать трубочным мастером… оно зрело, долго зрело. Ну, могу сказать, что первые блоки, которые я купил, когда решил делать трубки, пролежали у меня шесть лет. И эбонит тоже. Думал шесть лет, что сделать и чем мир удивить. Я по своему темпераменту – чистый холерик. Могу работать сутками, если мне интересно. Вообще, мой образ жизни несколько странен, в понимании, наверное, подавляющего большинства. Я легко отказываюсь от надоевшего, от того, что меня утомляет. Включая глобальное. Пятнадцать лет я отдал медицине, это было хорошее время. Затем я ушел с головой в кофе, вернее, кофейный бизнес. Трубки были всегда со мной. С них я начал, надеюсь, с ними и останусь до конца. Наверное, годы и жизненный опыт играют свою роль. Мне комфортно с моими деревяшками в своей мастерской. Это приносит внутреннее равновесие. И кроме всего, я веду исключительно ночной образ жизни. Работаю только в ночное время суток.

— Насколько отличаются сегодняшние реалии российского трубочного мастера от того, какими Вы их видели, будучи еще врачом? Ваш подход к анализу форм курительных трубок, к кропотливому и продолжительному созданию собственной мастерской, к созданию собственного оборудования, говорит о том, что к делу Вы подходите взвешенно, продумывая все детали. Это хорошая черта, но все ли складывается так, как было спланировано? И, самое главное, приносит ли именно то моральное удовлетворение, которое Вы в этом искали?

— Мастерская у меня уже вторая, которую я сделал. Первая была в Нижневартовске, вторая здесь, в Питере. Первую мастерскую я строил девять месяцев. Обычно люди сначала делают трубки, потом принимают решение строить мастерскую… Я поступил в точности наоборот. Первая моя мастерская была крохотная, размещалась на балконе. И, тем не менее, на площади метр сорок на два тридцать я разместил токарный станок, компрессор, ленточную пилу, дискошлифовальный, полировальный станки, пару наждаков и гидропресс. Кроме этого, там была и вентиляция, и шумоизоляция. Да, было забавно. Ленточная пила у меня ездила на сервоприводе, а балкон я вынес на улицу на сорок сантиметров. Здесь в Питере – все серьезно. Мастерская приличная, отдельная компрессорная с хорошей шумоизоляцией и плавающими полами. Так что, по ночам ни шумом, ни вибрацией соседям не мешаю.

Трубочный мастер Роман Ковалев | Курительные трубки Doc Pipes

Мастерская у меня в доме. На работу хожу в тапочках. Семья всегда рядом, для меня это важно. У дочки – это любимое место для игр. Много всего интересного для ребенка двух с половиной лет, как оказалось. Эту мастерскую строил с учетом тех ошибок, которые сделал при постройке первой. Ну и выделил место давней своей любви – самогонным аппаратам. У меня их два, один для абсентовой дистилляции. Я давнишний самогонщик, в третьем, а может и больше, поколении. Не то, чтобы я много пил, здесь дело не в питье. Просто сам процесс захватывает. Все мои агрегаты тоже чистый «хенд-мейд». Кстати, и навыки пайки, сварки, да и первые электрические навыки – отсюда. Так что, самогоноварение тоже внесло свою лепту в формирование моей мятежной личности. К слову, у меня даже была юбилейная трубка недавно, посвященная моему первому абсентовому выгону. Сейчас у меня на подходе фруктовая дистилляция и потом ликеры будут. Так что самогоноварение – мое постоянное развлечение. Соседи за это меня очень любят. В основном, все мои «продукты» уходят в народ.

Насчет «многое сделано своими руками», здесь тоже не только мои руки. У меня есть старинный друг, который помогал строить и первую, а затем и вторую мастерскую. Технически – человек мыслящий неординарно. Он помогал делать мою первую бластовальную камеру. Довел до ума идею автоматической регулировки подачи воздушно-песчаной смеси, да и авторство «кривых сверлений» отчасти его заслуга. Недавно отремонтировал токарный станок… Так что, есть такой человек, Борис Викулов. Добрый товарищ и любитель абсента.

— Вы явились одним из первых мастеров, если не первым, кто в качестве материала для курительных трубок стал использовать земляничное дерево. Уверен, что не я один даже не подозревали о его существовании до тех пор, пока не увидел курительную трубку, вырезанную из него. Как и откуда пришла идея работать с этим материалом? Проводили ли Вы какие-либо «технические испытания» и насколько продолжительные, прежде чем выпустить первую трубку из этой породы дерева в свет?

— В руки мне земляничник попал случайно. Я, конечно, знал, что Паоло Беккер делает из него трубки. Решил попробовать. Сначала покурил сам, понравилось. Прежде всего, понравились его сухость, он впитывает лучше бриара, и легкость – земляничник легче бриара. Своего запаха он не имеет. Это плюсы. Минус – текстура не дает возможности сделать красивую гладкую поверхность. Только бласт. Но зато какой! Люблю с ним работать. Мои трубки из него курят многие, уже два года как.

Трубочный мастер Роман Ковалев | Курительные трубки Doc Pipes

— Есть ли какие-либо принципы, которыми Вы никогда не поступитесь при создании собственных трубок? Какая-то грань, которую Вы не переступите, сколь бы заманчиво не выглядели бы перспективы? Поясню вопрос: современная курительная трубка претерпевает разительные изменения. Они касаются и форм трубок, и их инженерии, а ведь последняя еще недавно казалась не просто нерушимой, а абсолютно неприкосновенной вещью. Есть, несомненно, в сегодняшних трансформациях и очень удачные решения, но в целом эти изменения выглядят пугающе. Вы же воспитаны, если можно так выразиться, на лаконичных трубках «околоклассических» форм. В свете этих изменений как Вы видите развитие собственных форм?

— Я курю классику. Я люблю классику. Я хочу делать классику… И я не стал бы бить тревогу по поводу засилья фрихенда. Мастеров фрихенда катастрофически мало. На мой взгляд, кривая трубка – это еще не фрихенд. Я люблю японский фрихенд – Токутоми, Арита, Китахара, Сату, Гото, Окамура. Я их ем глазами. Для меня фрихенд – это пластика. А японцы – мастера пластики. Я люблю их трубки, я много их смотрю. Экспериментирую, куда-то двигаюсь. Если вы имеете в виду обратные калабаши, это тоже крайне интересно. И для меня пугающе это не выглядит, как для курильщика. Мир меняется, трубки тоже меняются вместе с ним. Это процесс естественный. И что-то искусственно изменить невозможно. Нельзя всем дать приказ курить только классику. Да и глупо это. Время все расставит на свои места. Популярность классики, кстати, не уменьшается, посмотрите хотя бы на продажи старой классики на eBay. Одно я скажу точно: пройдут годы, и когда нас уже не будет, какой-нибудь наш потомок забьет в свой любимый бильярд или пот хорошей Вирджинии. Помните, как у Булгакова: «И все станет, как было».

— Сколько бы ни говорили о том, что курительная трубка – предмет самодостаточный, вне контекста табака она остается все же объектом незавершенным. Равно как и наша беседа не могла быть полной, если бы мы не коснулись этого вопроса. Какие табачные смеси на сегодняшний день представляют для Вас особый интерес? Как изменились пристрастия в этом вопросе с момента первых табачных открытий и насколько они устоялись к текущему моменту?

— Начинал я с ароматиков, как и многие. Потом пришла Латакия. Надолго и плотно. Много лет курил ее. Сейчас – только Вирджинии. Я курю довольно много. Курю, когда работаю, обожаю курить за рулем. Поэтому курю некрепкие смеси. А сигареты я не курил никогда.

— Спасибо большое за интервью, Роман! Скажите ли несколько слов или пожеланий нашим читателям и журналу?

— Мира внутри себя. В нашей суетной жизни, постоянной гонке сложно понять, куда ты хочешь успеть. А когда вдруг поймешь, часто уже поздно что-то менять. Журналу – долгие годы не уставать радовать своих читателей.

До новых встреч!

Smokers' Magazine | № 4 Апрель, 2013