Интервью: мастер Алексей Харламов

Интервью: мастер Алексей Харламов

Алексей Харламов – один из самых ярких представителей новой, постсоветской формации российских трубочных мастеров. Его работы узнаваемы, индивидуальны и занимают достойное положение в ряде трубок многих коллекционеров и просто курильщиков трубки.

Facebook link

От первого лица:

Родился в 1974 году в Москве, после школы получил специальность краснодеревщик, «столяр по производству художественной мебели» – так у меня в дипломе написано. Мой прадед со стороны матери был прекрасным столяром, ремеслу учился в Петербурге, но получилось так, что больше половины жизни работал на родине – в маленьком городке Красный Холм в Тверской губернии. Мебель он делал удобную, солидную и красивую, но, вместе с тем, не перегруженную излишним декором – с чувством меры у него было все в порядке, сказывалась столичная школа. Сейчас в том доме живы только буфет, комод и стол его работы. В сильно попорченном жучками состоянии. Стулья, кресла и более мелкие предметы были постепенно поедены ими до полной непригодности. Дед со стороны отца тоже много чего мог своими руками сделать, и мебель в том числе. Сделанный им буфет сейчас, как память, на балконе стоит, в нем мы храним банки с соленьем-вареньем. Работа попроще, конечно, чем у профессионала прадеда, но тоже добротная. На совесть сделанная вещь. Так что, можно сказать, что работа с деревом – это у меня фамильное. 

С детства я не только все время что-то мастерил, но неплохо и с удовольствием рисовал. Вот и специализировался в столярном деле на инкрустации. Все наверняка обращали внимание на орнаменты, натюрморты, разные сюжеты на столешницах и дверцах мебели, сделанные из кусочков разноцветного дерева и других материалов. Вот это моя специальность.

Во время учебы и пару лет после ее окончания мне повезло поработать под руководством опытного мастера. Тогда, как правило, мы выполняли какой-то текущий крупный заказ, и вместе с основной работой «на карманные расходы» делали нарды, шахматы и шашки в дорогих исполнениях. В общем, все было очень интересно, весело и хорошо. Но потом по личным причинам мой наставник эмигрировал из страны и все веселье закончилось. Заказы приходили через него, а своих связей наработано еще не было. На дворе – лихие девяностые, и штучная дорогая мебель была мало кому нужна. Содержать мастерскую и оборудование мне было не под силу. Устраиваться клепать при помощи циркулярной пилы корпусную мебель из ДСП по размерам заказчика очень не хотелось, а делать было что-то надо – дома были младшие брат с сестрой, школьники, и непростая материальная ситуация. Занимался много чем – от реставрации побитых при перевозке импортных дверей и мебели, до установки дорогих кухонных гарнитуров. Между делом удалось, как иллюстратору, оформить три детских книжки, а потом в моей жизни появилась трубка…

Курительные трубки Алексея Харламова– Здравствуйте, Алексей!
Многие из Ваших работ говорят о том, что в карьере резчика, краснодеревщика Вас ждал бы не меньший, а может даже и больший, успех. Почему Вы выбрали именно трубки?

— Здравствуйте, Виталий и все читатели журнала.
Трубка в моей жизни появилась так, как и у многих, наверное, – надоели сигареты. Курить стал слишком много, удовольствия нет. К тому же французский Житан, который я курил, исчез из продажи, вместо этого стали продавать непонятно что. Знакомых курильщиков трубки у меня не было, так что ее покупка была каким-то интуитивным, не вполне осознанным поступком. Образы моряков, «холмсов» и других курящих трубку персонажей, меня не тревожили, просто смутно на что-то надеялся, а на что – и сам не знал.

Первую трубку купил в переходе под проспектом Мира – это был маленький бильярдик Kaywoodie (он и сейчас у меня жив-здоров). Там же купил табак, уже не помню какой именно, и тройник. Предвкушая новые ощущении,я вышел на поверхность, зашел в ближайший двор, сел на скамейку и закурил. Новые ощущения действительно получил, но были они, прямо скажем, самые гадостные: что за вкус – не понятно, тухнет, гаснет и противная жидкость течет из мундштука. Ушел разочарованный. Потом, через некоторое, довольно длительное время пришло «озарение»: а ведь это вкусно! С озарением пришло желание попробовать все на свете табаки и купить больше трубок. Ароматики, Латакия, Вирджиния... В общем, обычная история: трубка меня увлекла. По мере того, как стал потихоньку разбираться в устройстве трубки, стал что-то менять в тех, которые были, чтобы лучше курились. Ну, и начал задумываться – почему бы не попробовать сделать трубку самому? Так, в общем-то, все и началось.

Курительные трубки Алексея ХарламоваЗнаменитые «Игуаны» Алексея. Фото: А. Харламов.

Мои брат с сестрой к этому времени подросли, к тому же была какая-то небольшая сумма денег, которых могло хватить на первое время. Я купил токарный станок и другой начальный инструментарий, снял маленькое помещение рядом с домом и решил: поделаю годик трубки, отдохну, а там как получится… Вот с 1998 года так и делаю, уже 15 почти лет. Слово «дауншифтинг» тогда еще к нам не проникло, но что за занятие – изготовление штучных трубок – я себе в общих чертах тогда представлял. Мне очень понравилось, как на этот счет высказался Паоло Бекер, дословно не помню, но смысл такой: «Сыт, одет, работа творческая и интересная, двадцатка в кармане есть, над душой никто не стоит – что еще нужно?» Кстати, навыки и знания из столярного дела практически не пригодились – очень разные ремесла оказались. Изготовление трубок технически к профессии модельщика ближе, наверное, или что-то вроде этого. Так что тут моя специальность вроде как не причем.

Да и какая разница, в каком ремесле человек самовыражается? Разве это имеет какое-то большое значение? Было бы что сказать, а также желание и умение это сделать, а в каком предмете это высказывание воплощено, на мой взгляд, не так уж и важно. Впоследствии, конечно, можно было вернуться к профессии - стали появляться частные мастерские, занимающиеся серьезной столяркой. Но трубка к тому времени затянула уже глубоко, да и времени уже потрачено было немало. Жалко было бы, если оно даром пропадет.

Курительные трубки Алексея ХарламоваТрубка работы Алексея. Яркий представитель иронического гиперреализма Фото: А. Харламов.

— Насколько я смог для себя заметить, Вы – убежденный трубокур и нередко участвуете в обсуждении различных табачных смесей. Хотя я и не вижу никаких проблем, если мастер не курит трубку, в конце концов, создатели ракет ни разу сами не были в космосе, но от того, что трубочный мастер является еще и опытным трубокуром, становится теплее на душе. Но на что может опираться трубочный мастер, если не курит трубку?

— Наверное, да – я убежденный трубокур. У трубки есть множество явных и неоспоримых плюсов для курящего человека. Особенно если с сигаретами не совмещать, а использовать как способ отказа от них. Да и дешевых суррогатов, которым любая сигарета является, по сути, в нашей жизни и без них хватает, к сожалению.

Курит ли мастер трубку сам – это его дело, конечно. Есть анекдот про известного авиаконструктора, который, окинув взглядом громадный чертеж, велел помощникам еще раз его проверить в нескольких конкретных местах. Они, проверив, действительно нашли ошибки в тех местах, на которые указал конструктор. На вопрос, неужели он за секунды успел все посчитать в уме, тот ответил, что, конечно же, не считал, просто там было как-то некрасиво.

Формул и чертежей хорошо курящейся трубки, учитывая огромное количество их форм и размеров, просто не существует. Я считаю, что у зрелого мастера просто должно в результате накопленного опыта выработаться понимание, ощущение некой гармонии, понимание этого самого «красиво» из анекдота, подсказывающее ему, как именно в конкретном случае сделать лучше. Если мастер не подержал в руках множества разных рабочих трубок, если он не перекурил десятки самых разных трубок, если не испытал на себе, как и чем именно они отличаются в курении, и не думал над тем, почему отличаются, приобретение этого опыта, скажем так, займет значительно больше времени, так как информацию обо всем этом он будет получать лишь со слов других. Только и всего.

Что касается обсуждения табачных смесей – я могу поделиться впечатлением о тех немногих табаках, в которые основательно вкурился, но вообще предпочитаю других послушать.

Курительные трубки Алексея ХарламоваТрубка работы Алексея Харламова. Фото: А. Харламов.

— Глядя на Ваши работы, можно увидеть некоторую общность стиля, которую я называю «принципиальной позицией». Это не совсем почерк, но некоторый манифест. Условная борьба против, в том числе, и тотальной коммерциализации трубочного ремесла. Некий «нерв», который мы можем заметить в строках поэтов, мне видится в Ваших работах. И в моем представлении все Ваши работы крайнего периода объединяются не столько почерком мастера, сколько присутствием этого «нерва». Как происходит работа над новой трубкой? Закладывается ли это сознательно или все рождается в процессе непосредственного создания трубки? Или, может, все это мной надумано?

— Что Вы, Виталий, какая борьба «против коммерциализации»? Нет, конечно. Все, что я делаю, можно разделить на 2 группы – рабочие и коллекционные трубки. Промежуточные варианты довольно редки. Рабочие – это трубки с минимумом или полным отсутствием какого-либо декора и излишнего веса. Тут я самовыражаюсь в узких рамочках: сочетание длин, толщин, объемов и переходах одного в другое, не позволяя себе лишнего. Отдельная подтема в рабочих
трубках – глубокий бласт. Тоже предмет моих многолетних усилий, улучшений и экспериментов. Хочется максимально подробно и рельефно продемонстрировать все строение бриара на поверхности трубки. Иногда это получается.
Коллекционные трубки – это почти полная свобода: фрихенды, игуаны, крокодилы, а также цикл трубок, который можно назвать «Простые вещи», этакий иронический гиперреализм. Это какие-то знакомые всем предметы, так или иначе «вмонтированные» в привычную курительную трубку с определенной смысловой нагрузкой, или же целиком ее составляющие. Здесь тот, кто глубоко в теме, может увидеть не только довольно трудоемкую работу, но и какие-то узкоспециальные, понятные только искушенным любителям трубки, «шифры», иногда некий юмор, опять же, тематический.

Если Вы под «принципиальной позицией» и этой самой «борьбой» имеете в виду то, что я не использую чужие идеи без основательной их переработки до превращения в собственную, то она, эта позиция, конечно, есть – так уж научили. Мирок наш трубочный – маленький, да и принципы в каждом творческом ремесле одинаковые: ставя под чужой идеей свое имя, публично демонстрируешь и неуважение к автору, и свое бессилие в области креатива. То, что я вижу, в этом смысле иногда, скажем так, вызывает недоумение. Впрочем, это все личное дело каждого.

Так что вся моя «принципиальная позиция» – это, по возможности, не «сдавать продукт вторичный», только и всего. Это даже не позиция, а просто, старые как мир, правила приличия в ремесле.

— Вообще, что Вы возводите во главу угла создания трубки? Чем должна обладать трубка, чтоб ее можно было назвать хорошей? Единственное, что здесь более или менее ясно – это то, что прячется под словосочетанием «инженерия трубки». А в остальном?

— Что такое хорошая трубка – вопрос простой только на первый взгляд. Сомневаюсь, что я смогу на него внятно и развернуто ответить.

Есть «вылизанные» снаружи и внутри идеально сделанные «авторские» трубки – посредственности, на которые глянул и забыл. И есть, например, старый Dunhill с таким чумовым бластом, что трубки от него все горбатые и кривобокие – явный брак по современным канонам, но рука к ним сама тянется и отпускать не хочет… Тайна, загадка это все. Характер, наверное, в хорошей трубке должен быть, «правда характера», как говорил один персонаж известного фильма. Ну и стиль, порода.

— Вы неплохо ориентируетесь в мире табака, являетесь профессиональным трубочным мастером. Как Вы считаете, возможен ли идеальный тандем трубки и табака?

— Не могу сказать, что очень хорошо ориентируюсь во всем многообразии трубочного табака. Я не так здоров и любопытен, как велико это многообразие. Раньше очень активно пробовал все новое, но постепенно перестал – всего не перепробуешь. Мне гораздо интересней не торопясь поглубже разбираться в тех табаках, что давно знаю и люблю.
А тандем табак-трубка – конечно. Почему же не возможен? Я точно помню, что из повседневных смесей и в какой из трубок у меня наиболее вкусно курится. Хотя и понимаю, что это всего лишь мои личные предпочтения, не основанные абсолютно ни на чем, кроме собственного вкуса.

Курительные трубки Алексея Харламова

— Каким табачным смесям вы отдаете предпочтение?

— Мой повседневный табак – Вирджиния Samuel Gawith, в основном. Как-то получилось, что к ним чаще всего рука тянется. Golden Glow, Best Brown, Full Virginia Flake – ничего оригинального.

— Вы – личность сравнительно публичная, но это совершенно не означает, что публике о вас хоть что-то известно. Что остается за рамками представления «Алексей Харламов, трубочный мастер»? Наверняка, трубка – не единственное Ваше увлечение. Есть что-то еще, чему Вы посвящаете свое время?

— Вряд ли я подхожу под определение «публичная личность». Бывает, по неделям безвылазно в мастерской сижу, какая уж тут публичность... Чем увлекаюсь? Да вот трубками и увлекаюсь. Рисую что-то для себя, могу сделать для знакомых мастер-модель для литья по их заказу, но это уже тоже как бы работа получается. «Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота» – это не про меня, я ленив и не любопытен. Футбол не смотрю, в современных гаджетах не разбираюсь, даже мобильником без крайней необходимости не люблю пользоваться, таскать его с собой. Путешествовать тоже не люблю. По выставкам, концертам, премьерам и презентациям хожу, если уж только очень надо или от предложения никак не отвертеться.

Читаю, что нравится. Стараюсь больше ходить пешком – работа все же малоподвижная.

— В чем Вы находите отвлечение от работы? Что позволяет Вам восстановить силы перед началом новой работы и не потерять интерес к этой области в целом?

— Как отвлекаюсь? Не знаю даже… Зачем отвлекаться от того, что тебе пока интересно? Можно делать обычную трубку, можно сложную, резную. Не хочешь? Придумай и сделай новый инструмент, приспособление или что-то в мастерской. Над эскизом посиди, покрути, подумай. Дел всегда больше, чем времени на них.

— На сегодняшний день в российской профессиональной среде Вы являетесь фактически единственным мастером, который имеет профильное образование. Этого не хватает многим, что существенно усложняет путь. К тому же, насколько я знаю, актуальных программ обучения сейчас в нашей стране нет. Не возникало ли у Вас мыслей свои знания и опыт перенести в область обучения и заняться подготовкой новых специалистов?

— Как я уже говорил, между столярным делом и трубочным существует огромная разница. Как между оружейно-кузнечным и ювелирным делом, например. Хотя в обеих этих специальностях с одним и тем же материалом, с металлами работают. Мысли кого-то учить делать трубки, признаться, пока не возникало. Во-первых, сам еще далеко не все, что хочу, знаю и умею. Кроме того, иметь учеников (если серьезно относиться к делу) это большая ответственность. Если кто-то обращается за советом – какой, например, станок купить или как сверлить табачную камеру, и т. п. – в такой простой информации я, конечно, не откажу, но это ведь не ученик, просто человек советуется. А дальше – уже сам, как может.

— Спасибо большое за интервью, Алексей! Уверен, что Вы еще не раз удивите нас своими работами. В преддверии наступающих праздников желаю Вам не спадающего интереса к своей работе и, конечно же, здоровья! Успехов в наступающем году!

— Вам спасибо, Виталий, за проявленный к моей скромной персоне интерес. Вас и Ваших читателей также хочу поздравить с наступающим Новым годом. Всего в нем самого хорошего, доброго и светлого!

Журналу тоже желаю в новом году еще больше вырасти и окрепнуть, все выпуски я прочел с интересом и до конца.


Галерея:

Курительные трубки Алексей Харламова


Torchez Tobacco & Pipe Magazine | №8 Декабрь, 2012