Bo Nordh: судьба и трагедия мастера

Курительные трубки Bo Nordh: история

Бу Норд был и остается одним из выдающихся и самых талантливых трубочных мастеров нашего времени. Но его успешной карьере предшествовала настоящая трагедия – еще в молодости он попал в страшную аварию на мотоцикле и навсегда остался прикованным к инвалидному креслу. Он получил техническое образование, но в его положении найти работу было делом очень сложным – мало кто хотел брать в штат инвалида, когда вокруг было столько молодых и сильных людей, пышущих здоровьем. Но Бу нужна была работа, да и сам по себе он был человеком, который не привык сидеть без дела, и, будучи трубокуром, он решил сделать несколько трубок. Во что переросло это хобби, мы с вами уже знаем. 

Первая трубка Bo Nordh

Курительные трубки Bo Nordh: история

Бу Норд начал курить трубку, когда ему было всего 15. Конечно же, он не стал сразу знатоком и ценителем – в этом возрасте его занимали совсем другие дела и интересовали совсем другие вопросы. Он покупал недорогие трубки «Dollar» и курил дешевый табак. Многим позже, когда Бу было уже за 30, курительные трубки стали интересовать его больше – он стал чаще обращать внимание на внешний вид трубок, на их формы, экспериментировал с табаком. В то время датский журнал «STOP» только начал публиковаться, и в нем Бу с интересом узнавал о сортах и новых марках табака, о курительных трубках. Он начал пробовать больше новых табачных смесей, которые покупал в известном магазине в Мальме – «Pip-Larsson».

Там же, в «Pip-Larsson», продавались просверленные блоки бриара. В то время Бу Норд уже получил диплом инженера, но все еще находился в поисках работы. В один из дней его жена Биргит предложила ему купить несколько блоков и сделать первую трубку для себя. Она считала, что Бу нужно отвлечься и попробовать заняться чем-то принципиально новым для себя.

Бу согласился и приобрел пару бриаровых хобби-блока. Во время формовки и шлифования он заметил, что в блоках таится множество дефектов. Он снимал слой за слоем, но, избавившись от одних дефектов, обнаруживал другие. Это не давало ему покоя, но он не останавливался до тех пор, пока блоки не превратились в непригодные для изготовления трубок куски древесины. Тогда он купил еще несколько блоков, но результат был таким же, и Бу Норд стал сомневаться: стоит ли продолжать дальнейшие эксперименты.

Но разве Бу был бы Бу, если бы эти сомнения его остановили? Он начал анализировать свой опыт и понял, что все блоки имеют скрытые дефекты. Какие-то – больше, какие-то – меньше, но без дефектов не попадается ни один блок. Остается один способ – научиться их обходить. И он вновь обратился в «Pip-Larsson» за новой партией бриаровых блоков. Так появилась первая трубка Бу Норда.

Курительные трубки Bo Nordh: первые продажи

Владелец «Pip-Larsson» Олле Йонссон (Olle Jonsson) с любопытством наблюдал за посетителем своего магазина, который приходил и покупал, покупал бриаровые блоки. В один из дней Олле не выдержал и спросил своего посетителя, куда же он девает такое количество бриара? «Я делаю из них трубки. Куда же еще?» – ответил Бу. Тогда Олле Йонссон предложил Бу принести и показать те трубки, которые он изготовил сам. Любопытство Йонссона, в общем-то, не являлось праздным – он был реставратором и отремонтировал немало курительных трубок, так что Олле являлся человеком, который был, что называется, в теме. Кто бы знал, что в этот момент решалась судьба человека, чьи трубки в скором времени станут самыми дорогими в мире?

В следующий свой визит в магазин Бу захватил с собой несколько своих трубок. Владелец магазина был поражен, все, что он смог сказать тогда, было: «Поставь на них собственный штамп и я тут же выставлю их на продажу». И трубки Бу Норда не задерживались надолго на витрине – их раскупали очень быстро.

Знакомство с Сикстеном Иварссоном

Курительные трубки Bo Nordh: история

Сикстен Иварссон жил в Копенгагене и являлся самым известным и авторитетным трубочным мастером как в Дании, так и в Швеции. Так сложилось, что Олле Йонссон был знаком с Сикстеном и он предложил Бу Норду отправиться в Копенгаген и пообщаться с известным мастером лично. Бу не стал заставлять себя уговаривать и отправился в Данию. Их встреча состоялась в мастерской Иварссона и стала, пожалуй, самым важным и знаковым событием в жизни обоих мастеров. Даже беглого взгляда Сикстена на трубки Бу Норда оказалось достаточным для того, чтобы понять, что перед ним стоит очень талантливый человек. Но также бросалось в глаза, что Бу – самоучка и пока еще не обладает достаточным объемом знаний, которые необходимы для создания не просто красивой, но и функциональной курительной трубки. Сикстен щедро делился своим опытом и разработками с Бу, а так же подсказал ему, где и как выбирать и приобретать необходимые для работы материалы, включая бриар.

Мировое турне курительных трубок Бу Норда

Мастерская Сикстена Иварссона удобно расположена неподалеку от Стрёгет (Ströget) в Копенгагене – места, и сегодня пользующегося известностью среди мастеров и туристов-трубокуров со всего мира. Трубки Сикстена Иварссона пользовались популярностью, и уже тогда нельзя было просто прийти и купить трубку Иварссона. Его изделия продавались фактически по карточной системе. В один из визитов в его мастерскую «делегации» трубокуров из Японии, последние обратили внимание на трубки Бу Норда. Тогда они купили все, что было. Через некоторое время они связались непосредственно с Бу и буквально потребовали, чтобы он изготовил для них еще несколько трубок. До этого момента Бу Норд продолжал относиться к своему увлечению изготовления курительных трубок, как к хобби, но теперь стал рассматривать это в качестве своей новой профессии.

Бу Норд приобрел свои первые станки и начал оборудование своей первой мастерской в Лэндскроне (Landskrona). Его знания, полученные им во время обучения на инженера-механика, очень пригодились ему, когда возникла необходимость адаптировать серийное оборудование под собственные нужды и потребности.

Курительные трубки Bo Nordh: историяBo Nordh Horn | Фото: PeterHeinrichs.de

Когда мастерская была готова, последние сомнения по поводу верности своего выбора покинули Бу – его работы были востребованы и раскупались практически мгновенно. Бу приобрел дом в пятнадцати километрах от города и по его блеску в глазах в тот момент, когда он рассказывал об этом друзьям, можно было понять, что он счастлив.

Производство Бу не было масштабным, поначалу он выпускал порядка пятидесяти трубок в год, а позже – и того меньше. Снижение количества выпускаемых трубок до 30-40 в год Бу объяснял тем, что стал больше внимания уделять качеству трубок. Он говорил, что никогда бы не продал трубку, которой сам недоволен, насколько настойчивыми ни были бы покупатели.

Свои трубки Бу Норд делал в основном лишь из бриара и эбонита. Он старался избегать декора из различных пород дерева на чубуках или мундштуках. Он не использовал в работе акрил или искусственный янтарь для производства мундштуков, несмотря на то, что эти материалы набирали популярность. Лишь иногда он делал вставки из рога.

— Это очень хрупкий и сложный материал, — говорил об этом Бу, — он требует длительного хранения для снижения процента излома.

Иногда Бу использовал в своих работах бамбук, но чаще всего это было вызвано необходимостью нарастить чубук, когда в бриаре обнаруживались дефекты, на хорошей в целом трубке.

— Были случаи, когда я в качестве декоративной вставки использовал самшит, — признавался Бу, — но это случалось в спешке, когда под рукой не оказывалось рога.

Чтобы избегать подобных случаев, Бу Норд стал держать большой запас материалов для работы. Можно сказать – огромный, если учесть, сколько трубок выпускал Бу. В его мастерской находились большие жестяные коробки с рогом, распиленным на куски нужного размера и покрытым воском во избежание растрескивания. Рядом стояли большие коробки с бамбуком, на полках – куски самшита, которому, похоже, было очень много лет.

Но самое главное – бриар. Он находился в мастерской везде: в коробках, в корзинах, на полу, на полках. Все блоки отсортированы, классифицированы и подписаны. Отдельное место выделено бриаровым блокам с настолько плотным и великолепным рисунком волокон, что можно попросту потерять сознание, если представить себе, какие трубки могут получиться их этого бриара. Некоторые из этих блоков пролежали на полках мастерской 15-20 лет.

— Они лежат до тех пор, пока я не решу, трубку какой именно формы я сделаю из конкретного блока, — рассказывал о них Бу. При этом упоминал, что бриар лежит в его мастерской не меньше пяти лет, прежде чем он примет его в работу. Бу Норд очень трепетно и внимательно относился к материалам, с которыми работал.

Курительные трубки Bo Nordh: историяЗнаменитый Рамзес – форма трубок, разработанная Бу Нордом | Фото: Pipedia.org

Бу Норд рассказывал, что когда он получает бриар, он распиливает его на крупные куски. Плато прочищает щеткой. Если обнаруживаются дефектные куски, то они сразу отправляются в мусорную корзину. Оставшиеся отправляются в погреб к одному из соседей, где и сезонируются. После этого перемещаются в «холодное хранилище» Бу, а с наступлением холодов переносятся в мастерскую. Бу Норд говорил, что бриару нужно время отлежаться при комнатной температуре. И после этого он распиливал крупные куски на более мелкие блоки по размеру трубок. Затем эти блоки сортировались, подписывались и в таком виде хранились не менее пяти лет, а некоторые из них – куда дольше.

Бу очень хорошо умел читать бриар. Для человека со стороны все эти блоки могли показаться одинаковыми, а он в каждом видел особенности.

— Вот здесь не очень удачно сложились годовые кольца, — говорил Бу, держа несколько блоков в руках. — Это может потом привести к некоторым негативным последствиям. А вот здесь под поверхностью (он показывает на внешне ни о чем не говорящую область плато), скорее всего, скрываются пустоты.

Подержав в руках бриаровый блок, Бу Норд уже почти наверняка знает, что его ждет, когда он начнет работать с ним. Он читает бриар, как мы читаем книги. Конечно же, это основано на многолетнем опыте, но в этом наверняка присутствует немалая доля таланта, заложенная в Бу Норда при рождении. Конечно же, прочесть на 100% блок нельзя и мастер сам нередко сталкивался с сюрпризами, которые дарил ему бриар, но такой уж это материал…

Ручная работа

Прежде чем сверлить камеру и каналы трубки, Бу Норд всегда полностью выводил законченную форму трубок. Он даже полировал их перед сверлением. Бу стремился к тому, чтоб ничто не мешало ему при построении формы. Нередко из-за вскрывшихся дефектов возникала необходимость в корне пересмотреть форму трубки и если бы инженерия трубки в этот момент была исполнена, то зачастую шанса на пересмотр формы попросту бы не оставалось. И только после того, когда форма будущей трубки была полностью выведена, Бу Норд приступал к сверлению каналов и технологических отверстий. В своих экспериментах Норд разработал методику сверления курительных трубок, которая ни разу его не подводила. При этом стоит помнить, что мастер всегда внимательно относился к сверлению, никогда не позволяя себе спешки или небрежности в этом вопросе. Однако сама методика сложна для описания ее словами.

Все должно быть идеальным

Курительные трубки Bo Nordh: история

В трубках Бу Норда нет ни одной детали, которой он не уделил бы массу внимания. Как и в курительных трубках в целом нет даже самой мельчайшей мелочи, которую бы не изучил, не исследовал Бу Норд. И если встречалось что-то, что вызывало в нем сомнение, – он находил новый, лучший способ решения.

В курительных трубках с чубуком из бамбука и иногда с крупными вставками из рога используются металлические трубки для усиления конструкции. Жесткая конструкция со временем может ослабнуть и распасться, считал Бу, и потому использовал винтовое соединение. Фактически, он покупал обычные стальные винты там же, где покупал свои сверла, и высверливал в них дымовой канал. Сложно? Очень! Но разве это имеет значение, когда в итоге мы получаем превосходный результат? Именно так с гордостью Бу Норд описывал свои ноу-хау:

— Разве может быть затраченных усилий слишком много, если мы получаем совершенный результат?

Отдельное внимание Бу Норд уделял тенонам мундштуков своих трубок. Шип, вырезанный летом, может свободно «ходить» в мортизе трубки зимой. Теноны мундштуков его трубок отличались в диаметре в зависимости от времени года, когда делалась трубка. Они отличались на микроны, но, тем не менее, отличались, что, в том числе, гарантировало отличную посадку в любое время года, в любой точке земного шара.

Бу Норд нечасто выпускал трубки, поверхность которых была обработана в пескоструйном аппарате. Иногда это были трубки, сделанные по специальному заказу, где сандбласт был одним из условий такого заказа. Иногда он делал бласт для других мастеров или даже фабрик. Те же бластовые трубки, которые выходили с клеймом мастера, всегда были черными и бластовались по всей поверхности. За исключением разве что небольшой площадки, на которую ставилось клеймо. Которую он нередко обрабатывал бор-машиной, имитирую работу пескоструйки, настолько искусно, что разницу было сложно уловить. Бу рассказывал, что он работал «стукнутым» сверлом, и тогда оно со смещенным центром вносило некоторый хаос в рисунок, что позволяло избавиться от излишней идеальности имитации бласта бор-машиной.

На бластовые трубки Бу Норд наносил сначала красную морилку, а затем черную – это позволяло получить глубокий черный цвет без «залысин». После того, как цветной финиш высыхал, он наносил ершиком слой специального лака и обрабатывал трубку жесткой щеткой. Это позволяло нанести лак на все участки, включая впадины, и избавиться от возможных пузырьков воздуха.

Свои трубки Бу Норд лакировал не для придания им блеска, появление которого он, кстати, старался избежать, обрабатывая поверхность щетками, а для того, чтобы поверхность трубки не впитывала в себя выделения с рук или чего-либо еще, с чем трубка могла войти в контакт при эксплуатации. Внешне наличие лака можно было определить только по более глубокому черному цвету таких трубок при сравнении их с теми, которые еще не были покрыты.

После того, как финиш трубок завершен и трубки отполированы, никакая человеческая рука не должна была касаться их. Уже на стадии полировки мастер одевал белые перчатки и далее работал с трубками только в них. Завершив работу, он аккуратно брал трубку и укладывал ее в кожаный мешочек. Однако перед этим финальным моментом Бу Норд фотографировал трубку, а цветные фотографии своих трубок хранил в специальных альбомах.

Курительные трубки Bo Nordh: историяЛюбимые трубки Бу Норда (слева) | Фото: Neill Archer Roan, APassionForPipes.com

Зная, с каким трепетом мастер относится к трубкам, которые делает, видя, в какие великолепные трубки превращаются в его руках безликие бриаровые блоки, представляется, что та коллекция трубок, которые мастер курит сам, должна быть просто совершенством совершенства. Но это, мягко говоря, не совсем так. Те трубки, которые курил Бу, то тут, то там лежали в мастерской. В коробках или просто на верстаке. Создается впечатление, что они не лежат, а просто брошены…

— Я довольно небрежен в этом вопросе, — говорил Бу. — Те трубки, которые я делаю на продажу – это капитал, а мои собственные… ну, я всегда смогу сделать себе еще одну, если с ней что-нибудь случится.

Мысль о том, что хоть что-то в Бу Норде оказалось несовершенным, вызывает улыбку. Но вы представляете себе, какие чувства может вызвать взгляд на отличные трубки Бу Норда, у которых… прокушен или надломлен мундштук, или стаммель «украшен» вмятинами от многочисленных падений на пол? Тем не менее, среди трубок в мастерской можно найти вторую или третью трубки, которые сделал Бу в своей жизни. А сохранилась ли первая? Да. И она сейчас находится в музее в Германии.

Жизнь человека, прикованного к инвалидному креслу, очень нелегка, но Бу по характеру был бойцом. Однако создается впечатление, что судьба постоянно старалась проверить крепость его воли, постоянно подкидывая все новые и новые испытания. Бу любил свою работу, любил работать руками, но начавшиеся проблемы с кожей, в том числе и на руках, существенно усложнили работу. Длительное время это создавало большие проблемы, но Бу не сдавался – он был вынужден делать меньше трубок и сосредоточился целиком на качестве. Его стремлением стало создание идеальной курительной трубки. И те формы, которые увидели свет, выйдя из его рук, говорят о том, что своей цели он достиг.

Курительные трубки Bo Nordh: историяБластовый калабаш Бу Норда | Фото: ScandPipes.com

Но судьбе показалось этого мало, и она приготовила ему инсульт. Долгое время Бу боролся с его последствиями, восстанавливая моторные функции организма. Фактически, он учился двигаться и работать заново и его настойчивость и стремление к жизни позволили ему справиться с этим и вернуться к работе. И в этой странной и страшной партии судьба достала из колоды джокера – и это был рак, с которым не смог справиться даже такой сильный человек, как Бу Норд.

Но трубки были хоть и страстным, но не единственным увлечение Бу Нода – у него был сад, где он выращивал розы, и очень любил прогуливаться по своему саду в период их цветения. Бу восхищался этими цветами и знал о них все. Он также был превосходным кулинаром, а приготовление пищи на углях было его любимым занятием. Бу был увлеченным поклонником джаза, но нередко слушал и классическую музыку. Его огромная коллекция компакт-дисков поражала своими размерами всех, кто приходил к нему в дом. Он любил хороший звук, и в его доме стояла превосходная аудиосистема. Он все собирался оборудовать хорошим звуком мастерскую и даже начал это делать, но, к сожалению, так и не успел насладиться хорошим звуком за работой, так как установка аудиосистемы в мастерской была закончена практически перед тем, как он был доставлен в больницу последний раз.

Бу Норд стал одним из основателей «Pipe Club of Sweden» и принимал активное участие в жизни клуба. Каждое лето совет клуба собирался в саду у Бу и каждый раз заседания заканчивались весельем и вкусными угощениями, которые готовил Бу. Все с нетерпением ждали этих встреч, так как имели возможность не просто пообщаться с великолепным мастером, но и с человеком, который любил и умел принимать гостей. Бу был веселым человеком и обладал отличным чувством юмора. Он действительно умел превратить любую встречу в праздник. В компании с Бу всегда было весело.

Курительные трубки Bo Nordh: историяСад и розы Бу Норда | Фото: Flickr

Бу Норд слыл открытым человеком и охотно знакомился с новыми людьми, с удовольствием отвечая на их многочисленные вопросы. Однажды ему задали такой вопрос:

— Есть ли у Вас какие-либо профессиональные секреты? Не переживаете ли Вы за то, что Ваши работы начнут копировать?

На что он ответил:

— Нет. И даже приветствую, когда это происходит. Сикстен когда-то щедро поделился со мной своими знаниями, так зачем же мне что-то скрывать?

Это характеризует мастера как сильную и открытую личность. Он сумел сохранить чувство юмора, даже не смотря на те удары, которыми его постоянно осыпала судьба. Он принимал их стойко и никогда не жаловался. Даже в последнюю неделю своей жизни, находясь в больнице, он не унывал. Он знал, как обстоят его дела, но все равно не терял надежду…
Бу Норда не стало 12 июля 2006 года, он умер после непродолжительной, но скоротечной болезни. И в тот день мир потерял не просто великолепного мастера, а доброго, отзывчивого и веселого друга. После своего ухода он оставил не только свои работы, но и историю своей нелегкой жизни, которая полна поучительных уроков, если мы, конечно, сможем их извлечь…

До встречи на страницах истории!

Smoker's Magazine | Апрель, 20013

Читайте также: