Курительные трубки «Loewe & Co.»

Быть первым – это всегда непросто

Курительные трубки Loewe & Co,Парижский конгресс, 1856 год. | Фото: Wikipedia.org

Английские джентльмены давно известны своей тягой к завоеваниям и боевым действиям. Большинство з них считало, что только так можно доказать свою мужественность и джентльмен не мог считаться человеком чести, если не имел хотя бы восемнадцати боевых ранений. Без войны этим господам становилось скучно, и в XIX веке Британская Корона постоянно давала своим подданным возможность проявить себя, посылая войска свои то туда, то сюда.

В середине девятнадцатого столетия британцы положили глаз на Кавказ и его черноморское побережье и послали свои войска упражняться в честолюбии, а держатели короны принялись рисовать новые границы Британской Империи. Из-за этого «посыла» Российская Империя оказалась втянута в Крымскую войну, в ходе которой французы решили присоединиться к англичанам, дабы из-за их спин напомнить нам о том, что мы были с ними не очень-то гостеприимны в 1812 году. Но и они довольно быстро поняли свою ошибку и позже уже выглядывали из-за «имперской» спины графа Орлова. Так или иначе, но в марте 1856 года был созван Парижский конгресс, на котором был положен конец той войне, получившей название Крымской.

Курительные трубки Loewe & Co.

В том же марте 1856 года далекий от политики и войны молодой француз покидает Сен Клод и направляется в Англию, чтобы продемонстрировать английским джентльменам (тем, кто по каким-то причинам не «проявлял свою честь» на Черноморском побережье) новую разработку французских ремесленников. Звали этого юного мсье Эмилем Лювэ́ и вез он в Лондон, конечно же, курительные трубки из нового материала – из бриара.

Курительные трубки Loewe & Co.Лондонский Королевский Театр (вверху) и Итальянский Дом Оперы (внизу) на Сенной улице.

Именно там, в Лондоне, обосновавшись на Сенной улице (именно так переводится название улицы Haymarket street), неподалеку от известного табачного магазина «Fribourg & Treyer», Эмиль начал свое дело, организовав компанию, которой дал имя «Loewe & Co.». Хеймаркет к этому моменту уже становилась центром времяпрепровождения знатной публики. Здесь, помимо известного театра, располагалось множество магазинов, различных салонов, кафе, таверн и гостиниц. Неудивительно, почему Эмиль Лювэ выбрал именно это место для начала своего бизнеса.

Быть первым

Можно спорить до хрипоты, кто из «англичан» первым представил широкой публике курительные трубки из бриара. И в кавычки это слово здесь взято неслучайно, так как коренных англичан среди людей, претендующих на пальмовую ветвь первенства в этом вопросе, очень немного. Пожалуй, единственным таким человеком в этом списке мог бы быть Бенджамин Барлинг, но свою первую бриаровую трубку его компания представила только в 80-х годах девятнадцатого столетия.

К числу первых так же мог бы быть причислен и австриец Адольф Франкау, который открыл свой табачный магазин в Лондоне в 1847 году, но его основным интересом был импорт пенковых трубок из Австрии. И только после смерти Адольфа его приемник Луи Блумфельд организовал производство курительных трубок из бриара под собственной маркой «BBB», которая, к слову, была зарегистрирована только в 1876 году.

Справедливым было бы предположить, что первым в этом деле мог стать француз Анри Камюа, чей отец Франсуа Камюа «обвиняется» в причастности к открытию бриара, как материала для изготовления курительных трубок. Но сам Анри прибыл в Англию лишь в 1879 году.

Есть еще один крупный игрок на рынке курительных трубок «ранней Англии» – Фредерик Шаратан, еврей по национальности. Но и он прибыл из России в Англию несколько позже Эмиля Лювэ, а именно – в 1863 году.

Курительные трубки Loewe & Co.Магазины и покупатели на Хеймаркет, 1875 год.

Все это, конечно же, ни о чем само по себе не говорит. Но лишь до тех пор, пока не вскрывается тот факт, что кем-то, где-то и каким-то образом все же удалось сохранить документальные подтверждения того, что «Loewe & Co.» представили курительные трубки из бриара в 1856 году. Стало быть, именно Эмиль Лювэ продемонстрировал первым бриар и бриаровые трубки англичанам, дав старт целому пласту истории, отдельные периоды которого многие из коллекционеров курительных трубок вспоминают сегодня с тоской.

Но Эмилю не было легко, как не бывает легко всем первопроходцам. Это сегодня кажется, что «бриаровая экспансия» протекала если не молниеносно, то очень быстро. Но в 1856 году мсье Лювэ столкнулся с довольно сильным сопротивлением, оказанным со стороны прочно укрепившихся на этом рынке курительных трубок из морской пенки. К тому же, предложение, исходящее от иностранца, честно признаемся, редко когда способно сразу вызвать полное доверие. Но все же Эмилю удалось убедить посетителей своего магазина в исключительных свойствах бриара, воспринимавшегося поначалу едва ли не в буквальном смысле в штыки.

Убедить людей было делом очень непростым, но со своей частью работы Эмиль Лювэ справился превосходно. Выполнение оставшейся части работы взяло на себя сарафанное радио и курительные трубки «из этого новомодного дерева», украшенные серебром и промаркированные «L & Co.» начали набирать популярность.

Курительные трубки Loewe & Co.Фасад первого магазина «Loewe & Co.» на Haymarket, 62 (слева), новый магазин «Loewe & Co.» на Haymarket, 58 (справа).

К исходу 50-х годов XIX века Эмиль Лювэ довольно широко рекламировал свой бизнес, давая объявления в лондонских газетах. Текст этих объявлений уже тогда повествовал о том, что курительные трубки «Loewe & Co.» изготовляются исключительно из отборного бриара лучшего качества. Эмиль гордился своими трубками, производство которых он наладил тут же, в мастерской, которая располагалась в одном из помещений магазина на Хеймаркет стрит.

«Loewe» всегда акцентировали внимание на качестве используемого бриара. Многое, несомненно, зависело и от качества изготовления курительных трубок, мсье Лювэ пригласил на работу очень опытных мастеров. Но уже тогда Эмиль понимал, что от свойств бриара зависит если не все, то очень многое. И в частности об этом он упоминал в большинстве своих рекламных объявлений. В них говорилось, что трубки не могут делаться из «мебели». И не всякий «bruyere» может сделать трубку хорошей. Трубка не становится лучше, будучи обшита свиной кожей и упакованной в шелка. Трубка может стать лучше только от использования для ее изготовления хорошего, выдержанного бриара. И если вы получаете от курения своей трубки удовольствие, если она не издает неприятных звуков и не «радует» вас горечью, то ваша трубка – «Loewe & Co.». Примерно такие сообщения публиковались в газетах, приглашающих своих читателей посетить магазина на Сенной улице.

Курительные трубки Loewe & Co.Страница каталога трубок «Loewe & Co.» 1910 года, говорящая о том, что магазин на Haymarket, 62 работал как минимум до этого периода.

Именно с вином сравнивал свой бриар Эмиль Лювэ, говоря о многолетней его выдержке. То, что бриар зрел десятилетиями в земле, не значит, что бриар выдержанный. Выдержка начинается только тогда, когда бриар увидит солнечный свет. Бриар должен быть сезонирован, высушен и выдержан, как хорошее вино, в течение нескольких лет. И только тогда из него может получиться хорошая трубка. Трудно представить, откуда у Эмиля Лювэ на ранних этапах развития бизнеса могло появиться значительное количество выдержанного бриара, однако его понимание роли бриара позволило сделать некоторые запасы. Бриар из этих запасов использовался для изготовления курительных трубок «Loewe & Co.» еще несколько десятилетий, о чем, конечно же, также сообщалось в рекламе. И в этот раз сообщения ни на йоту не расходились с истиной.

Раз уж мы говорим о рекламе и продвижении, то в этом вопросе Эмиль Лювэ разбирался действительно очень неплохо. В его магазине, фактически у самой витрины, сидел мастер, который полировал курительные трубки. То и дело он поднимал их к солнцу и с выражением полного удовлетворения от проделанной работы любовался трубками. Как известно, за тем, как работают другие, можно наблюдать вечно, и возле витрины постоянно были зрители, что уже само по себе вызывало интерес у прохожих. Искусная работа мастера побуждала людей зайти внутрь и там уже посетители попадали в дружелюбные, но ловкие руки управляющего. Помещение магазина представляло собой в буквальном смысле шоу-рум, где шоу было неотъемлемой частью совершения покупки. Посетителям предлагалась экскурсия в мастерскую, где люди могли увидеть, как рождаются курительные трубки. На глазах у людей опытный продавец, в роли которого долгое время выступал сам Эмиль, смешивал табачные «микстуры», которые предлагалось попробовать здесь же. Помимо курительных трубок и трубочного табака, в магазине был представлен широкий ассортимент кубинских сигар и египетских сигарет. Как и у своих соседей – табаконистов «Fribourg & Treyer» – в магазине «Loewe & Co.» было организовано хранилище, где клиенты магазина могли хранить свои запасы сигар и табака. Также в помещении магазина было выделено комфортабельное место для курения. Посещение этого магазина превращалось в театральное представление, где гонораром актерам служили покупки, сделанные посетителями магазина. И совершить покупку здесь один раз было делом просто невозможным. Те, кто стал клиентом «Loewe & Co.» однажды, оставался им навсегда. Это же справедливо и для сотрудников магазина – люди оставались работать здесь на всю жизнь, словно «Loewe & Co.» был не магазином, а образом жизни.

Курительные трубки Loewe & Co.Фабрика «Loewe & Co.», 23 марта 1910 года | Фото: John Adler Collection.

Курительные трубки Loewe & Co.Сет «Every Day» из каталога курительных трубок «Loewe & Co.» 1910 года.

Отношение к бизнесу в целом проецировалось и на производство курительных трубок. Здесь каждая деталь должна быть на своем месте и в полную силу играть свою роль. Помимо качества материалов, мсье Лювэ уделял немало внимания и стилю своих трубок. Он с самого начала преподносил формы своих курительных трубок, как «завершающий штрих к портрету истинного джентльмена», предназначенный без слов обозначить статус обладателя. И тут стоит отметить, что джентльменов того времени вряд ли можно рассматривать в отрыве от курения. Хотя истинные леди не позволяли курить в своем присутствие, это только подталкивало настоящих джентльменов курить больше и чаще. Облако табачного дыма, повсеместно окружающее истинного джентльмена, было такой же частью его гардероба, как шляпа, ботинки с твидовыми вставками или трость, акцентирующая внимание на легкой хромоте, оставшейся после полученного боевого ранения. Курительные аксессуары, включая трубки, в то время были вещами не столько практичными, сколько демонстрирующими статус их владельца. И Эмиль Лювэ очень точно сыграл на этих чувствах англичан.

Но следование стилю и стремление покорить умы и сердца обеспеченного населения Англии не были единственными факторами, которыми руководствовался господин Лювэ при создании своих курительных трубок. Вопросам практичности их использования уделялось не меньшее внимание. Благодаря росту популярности бриара, английские трубки довольно быстро покинули пределы Британской Империи и стали продаваться по всему миру. Курительные трубки «Loewe & Co.» были в числе первых, покинувших пределы родной Англии в чемоданах торговых агентов, и отправившихся покорять другие страны и континенты. Трубки «Loewe & Co.» так же были в числе первых среди тех, на которых стала использоваться система сопряжения мундштука и чубука курительных трубок, известная нам как «спигот». Использование этой системы упрощало замену мундштуков на трубках при их поломке или утере, и особенно это было актуально для владельцев трубок «Loewe & Co.», проживающих за пределами Англии.

Курительные трубки Loewe & Co.Одно из рекламных объявлений «Loewe & Co.» | «The Brisbane Courier», четверг, 1 июля 1925 года.

При всем успехе бизнеса Эмиля Лювэ, развитие компании «Loewe & Co.» проходило довольно спокойно. Каких-то всплесков или рывков не было. Компания двигалась вперед – не спеша и довольно уверенно, следуя принципам, заложенным при ее основании. Это не значит, что все происходило само собой. Эмиль работал упорно и сам довольно долгое время встречал посетителей за прилавком своего магазина.

После смерти Эмиля Лювэ, правление магазином и производством перешло в руки его родственников по линии жены. Это были два брата по фамилии Шуманн и французы по национальности. По складу характера они были полной противоположностью Эмиля Лювэ. Более того, они были полными противоположностями друг другу, что порождало в них недоверие. Они могли мирно беседовать, сложив руки на груди и размеренно кивая головами, а через секунду они уже засыпали друг друга упреками.

Выйдя впоследствии из этого бизнеса, каждый из них пошел своей дорогой. Они и их семьи встречались только по исключительным случаям. Но все же был один вопрос, мнение по которому у братьев полностью совпадало. Оно совпадало настолько, что этот вопрос они даже не обсуждали, полагая ответ на него не только очевидным, но и непрекословным. И это мнение касалось качества выпускаемой под маркой «Loewe & Co.» продукции (а это были не только курительные трубки, но и различные марки табака, включая трубочный табак) и качества обслуживания в магазине.

Курительные трубки Loewe & Co.Курительные трубки L&Co «Centurion» изготавливались из бриара,возраст которого менее 100 лет Трубка из коллекции Юрия Новикова | www.blaik-pipes.ru

В дальнейшем менялись имена владельцев правления, менялись вывески на фасаде магазина. Управляющие становились простыми сотрудниками, сотрудники становились управляющими. Но отношение к качеству курительных трубок «Loewe & Co.» и к их стилю оставалось долгое время неизменным.

В 20-х годах прошлого века начались переговоры руководства компании с представителями «Oppenheimer & Co.» и вскоре за «BBB» компания «Loewe & Co.» стала еще одной спицей этого «зонта». Но, так же как и большинство английских трубочных брендов, вошедших в состав «Oppenheimer & Co.», компания сохраняла собственное производство и собственное управление еще довольно продолжительное время, оставаясь независимой.

Курительные трубки Loewe & Co.Трубка L&Co 833 «Lucite», 80-е годы. | Фото: Юрий Новиков, www.blaik-pipes.ru

Все это время компания выпускала хорошие курительные трубки, считающиеся сегодня классикой, и это продолжалось до тех пор, пока в 1979 году представитель «Cadogan Investment» публично не объявил о том, что компания «Loewe & Co.» прекратила свое существование в 1977 году. Именно в этом, 1977 году состоялось полное слияние «Loewe & Co.» и «Cadogan Investment» с передачей всех прав. Тем не менее, все тот же представитель «Cadogan Investment» заявил, что трубки «Loewe & Co.» вновь появятся в продаже и это будут трубки из лучшего бриара, которые будут выпускаться на производстве «GBD».

Курительные трубки Loewe & Co.Что происходило в компании в период с 1977 года по 1979 сейчас уже трудно сказать. Несмотря на то, что бренд «Loewe & Co.» официально эти два года не существовал, сохранились курительные трубки с маркировкой «L & Co.», которые можно точно датировать 1978 и 1979 годом выпуска. К тому же есть ярко выраженные трубки «Loewe & Co.», выпущенные в этот же период, но промаркированные штампом «Comoy’s of London». А вскоре после наступления 1980 года на рынке появились курительные трубки «L & Co.», выпущенные во Франции. Что происходило дальше уже не вызывает живого интереса.

Так или иначе, Эмиль Лювэ и созданная им компания «Loewe & Co.», оказали значительное влияние на развитие рынка курительных трубок Англии и, как следствие, всего мира. Формы выпущенных под этой маркой курительных трубок при всей своей «классичности», обладают собственным, утонченным и узнаваемым стилем. По пропорциям и соотношениям элементов в курительных трубках «Loewe & Co.» можно составлять учебники трубочного ремесла. При этом трубки «Loewe & Co.» обладают неким внутренним шармом. Именно он, при покупке первой их трубки, не позволяет остановиться и заставляет покупать еще и еще. А это, согласитесь, очень и очень редкое качество…

До встречи на страницах истории!